Кумир.Ру

Рожер I

Категории › ГосударствоПравителиИталии

Великий граф Сицилии

Имя: Рожер
Фамилия: I
Гражданство: Италия

Рожер был самым младшим из двенадцати сыновей норманнского барона Танкреда Отвиля и седьмым от его второй жены Фрессенды. Семеро старших братьев Рожера в разное время покинули родину и закрепились в Южной Италии, причём четверо из них (Вильгельм Железная Рука, Дрого, Хэмфри и Роберт Гвискар) последовательно были графами Апулии. Важнейшими источниками о жизни и деятельности Рожера являются три южноитальянских хрониста — Амат из Монте-Кассино (период до 1080 года), Жоффрей Малатерра (до 1099 года) и, в меньшей степени, Вильгельм из Апулии.

Будучи младшим сыном, Рожер оставался в Нормандии вплоть до кончины матери и только в 26 лет (1057 год) прибыл в Мельфи — столицу южноитальянского норманнского государства. Здесь он встретился со своим родным братом Робертом Гвискаром, только что ставшим графом Апулии. В том же году Роберт вернулся в Калабрию, боевые действия в которой он вёл до избрания графом, чтобы завершить подчинение этой области. Рожеру, отправившемуся в Калабрию вместе со старшим братом, в подчинение было дано 60 рыцарей. Рожер со своим отрядом занял одну из горных вершин, где затем построил замок Ничефола, и с помощью постоянных набегов подчинил себе ближайшие горные долины. Впрочем, по признанию Малатерры, действия этого отряда в этот период мало чем отличались от разбойничьих, хотя хронист непрестанно хвалит смелость и мужество Рожера.

Через несколько месяцев Роберт Гвискар был вынужден вернуться в Апулию для подавления баронского мятежа, и Рожер оказался наместником своего брата в Калабрии. Собрав в результате грабежей местного населения значительную добычу, Рожер с подобающей лояльностью отвёз её Роберту и, во главе своего маленького отряда участвовал в подавлении баронского мятежа в Апулии. Осенью 1057 года Рожер принимал участие в походе Роберта Гвискара на Реджо. Так как осада Реджо затянулась, Рожер по приказу Роберта разорил окрестности Джераче (Малатерра говорит, что Рожер вернулся к брату «как верная и трудолюбивая пчела, сгибающаяся под бременем добычи») и вновь отдал большую часть добычи Роберту. В этом году Реджо так и не был взят, и братья вернулись в уже захваченную ими северную часть Калабрии. Здесь Рожер обнаружил, что, отдав большую часть военной добычи старшему брату, не имеет возможности заплатить своим воинам. На просьбу Рожера о денежной помощи Роберт Гвискар ответил отказом, и Рожер в гневе покинул брата и вместе со своим отрядом из 60 воинов перешёл на службу к другому своему брату — Вильгельму из Принчипате.

От Вильгельма Принчипате в начале 1058 года Рожер получил в феод замок Скалея в Калабрии, откуда постоянными набегами разорял калабрийские владения своего бывшего сеньора Роберта. Роберт пытался взять Скалею, но не имея сил для длительной осады, отступил. Бедность уже неоднократно разорённой Калабрии и необходимость содержать свой отряд вынуждала Рожера жить прямым разбоем. Малатерра рассказывает, как Рожер с одним из своих воинов пробрался в Амальфи и выкрал оттуда лошадей для своего отряда. В другой раз Рожеру стало известно о том, что мимо его замка будут проезжать из Мельфи домой семь амальфийских купцов; тогда под покровом ночи он в сопровождении 13 рыцарей напал на путешественников, захватил их товары и заставил самих купцов платить выкуп.

Завоевание Калабрии

Весной 1058 года Калабрию поразил необычайный голод, за которым последовало неурожайное лето. В калабрийском городе Никастро местные жители отказались платить налоги и вырезали находившийся там норманнский гарнизон, восстание быстро распространялось по всей Калабрии. Перед лицом всеобщего восстания Роберт Гвискар сам предложил Рожеру примирение: по условиям соглашения братья договорились разделить между собой пополам как уже захваченную и поражённую восстанием часть Калабрии между Ничефолой и Сквиллаче, так и ту её часть между Сквиллаче и Реджо, которую предстояло завоевать в будущем. Достигнув желаемого соглашения с Робертом, Рожер без труда подавил восстание в Калабрии, но, невзирая на это, соглашение между братьями не было выполнено вплоть до 1062 года.

В течение 1059 года Роберт Гвискар и Рожер совместными усилиями заняли Россано и Джераче — города Калабрии, удерживавшиеся до этого византийцами. В начале 1060 года Рожер осадил Реджо — последний оплот византийцев в Калабрии, а через несколько месяцев к нему присоединился Роберт Гвискар. По инициативе Рожера при осаде Реджо норманны впервые построили стенобитные машины, до сей поры использовавшиеся в Южной Италии лишь лангобардами. Малатерра упоминает также о состоявшемся на глазах обеих армий поединке между Рожером и гигантского роста греком, которого Рожер сразил одним ударом копья. После гибели своего богатыря византийский гарнизон капитулировал. Летом 1060 года вся Калабрия перешла тем самым в руки Роберта Гвискара и Рожера, разделивших её между собой. Резиденцией Рожера стал город Милето.

Завоевание Сицилии: предыстория и особенности

В августе 1059 года Роберт Гвискар получил от папы Николая II (в обмен за поддержку последнего против антипапы Бенедикта X) титул герцога Апулии, Калабрии и Сицилии. Ни одна из этих областей никогда не принадлежала Папскому государству: основанием для их передачи Роберту Гвискару выступал исключительно «Константинов дар» — фальшивый документ, появившийся в XI веке, в котором утверждалось, что Константин Великий отдавал Рим и западную часть своей империи папе Сильвестру I и его преемникам на папской кафедре. Более того, к 1059 году в ряде городов Апулии и Калабрии ещё стояли византийские гарнизоны, а Сицилия с IX века находилась в руках арабов. Тем не менее, получение Робертом титула герцога сделало его законным правителем этих областей в глазах Запада и обусловило подготовку к завоеванию Сицилии.

Противостоявший норманнам Сицилийский эмират в этот момент фактически распался на три государства. Северо-западной частью острова (с Палермо, Трапани и Мацарой) управлял Абдулла Ибн Хаукаль; юго-восточную (с Катанией и Сиракузами) — контролировал Ибн ат-Тимнах, центр острова со столицей в Энне находился под властью Ибн аль-Хавас. Все три эмира находились в состоянии перманентного конфликта друг с другом и отказывались признавать власть кайруанских Зиридов. Кроме того, православные греки составляли большинство в восточных и влиятельное меньшинство в западных областях Сицилии, что позволяло норманнам надеяться на поддержку на самом острове.

В 1060 году жена Ибн ат-Тимнаха бежала к своему брату Ибн аль-Хавасу в Энну. Брошенный муж потребовал возвращения жены, осадил Энну и был наголову разбит своим шурином. В феврале 1061 года Ибн ат-Тимнах лично прибыл к Рожеру в Калабрию с просьбой о помощи против эмира Энны. В случае успеха Ибн ат-Тимнах обязался признать верховную власть Рожера над Сицилией. Таким образом, Рожер получил одновременно и удобный предлог, и ценного союзника.

Так как Рожер был лишь вассалом своего старшего брата Роберта Гвискара, которому, к тому же, папа уже передал власть над ещё не завоёванной Сицилией, руководить завоеванием острова должен был именно Роберт. На самом деле, Роберт Гвискар принял участие только в трёх кампаниях (1061, 1064 и 1071 — 1072 годы), так как его постоянно отвлекали баронские мятежи в Апулии и внешние войны. Постоянные конфликты на континенте препятствовали Роберту оказывать существенную помощь в завоевании острова; армия Рожера состояла из его калабрийских вассалов и прибывавших в поисках приключений норманнских рыцарей, так что она никогда не была большой. В связи с этим, завоевание Сицилии растянулось на тридцать лет (1061 — 1091 годы) и было делом рук Рожера, хоть и остававшегося всё это время вассалом Роберта Гвискара и Рожера Борсы.

Взятие Мессины и битва под Энной (1061 год)

В феврале 1061 года[18] Рожер во главе 160 рыцарей в сопровождении Ибн ат-Тимнаха высадился близ мыса Фаро (к северу от Мессины) и двинулся вдоль северного побережья острова, совершая вылазки во внутренние районы. Во время похода Рожер захватил Рометту и Милаццо, а затем вернулся, нагруженный значительной добычей, к мысу Фаро, где предполагалось перегрузить добычу на корабли. Арабский гарнизон Мессины предполагали напасть на норманнов, занятых транспортировкой груза на корабли, но непогода сорвала перегрузку, и все воины Рожера находились на берегу. Племянник Рожера Серло Отвиль напал на арабов с фланга, лишив их возможности отступить к городу, а сам Рожер атаковал врагов в лоб. Арабский отряд попал в окружение и был перебит.

Развивая успех, Рожер следующим утром атаковал ворота Мессины. Но, несмотря на потери предыдущего дня, жители Мессины оказали упорное сопротивление, и Рожер, опасаясь прихода арабского подкрепления от Ибн аль-Хаваса, приказал отступить. Шторм препятствовал отплытию норманнов, и в течение трёх последующих дней они отбивали атаки арабов, находясь на открытом берегу. По окончании шторма корабли Рожера смогли наконец отплыть, но в Мессинском проливе их атаковал арабский флот из Мессины, и морское сражение продолжалось вплоть до гавани Реджо. Поначалу успешный поход чуть не закончился гибелью, и Рожер, в благодарность за избавление от смерти, пожертвовал всю добычу на строительству церкви в Реджо.

В мае 1061 года в Реджо со своими воинами прибыл Роберт Гвискар, и братья предприняли вторую попытку закрепиться на Сицилии. Хронисты оценивают их армию около 2 000 человек, рыцарей и пехоты в равных долях. Промахи предыдущей экспедиции были учтены. Арабский флот постоянно курсировал к северу от Мессины, где Рожер высадился в феврале, а норманны высадились на этот раз южнее Мессины. Рожер во главе первого переправившегося отряда в 500 рыцарей на рассвете двинулся на Мессину и застал город совершенно не защищённым, так как весь гарнизон ожидал норманнской высадки к северу от города. К моменту прибытия Роберта Гвискара с остальными 1500 воинами Мессина была уже захвачена Рожером. Арабские воины, оставшиеся к северу от городских стен, не решились отбивать Мессину и ушли в глубь острова; арабский флот, лишившись возможности высадиться в Мессине, отплыл в Палермо.

Победители изгнали из Мессины арабов, так что в городе остались только православные греки, и укрепили город, оставив в нём сильный гарнизон. Мессина стала первым норманнским городом на Сицилии и плацдармом для дальнейших боевых действий. С именем Рожера связывается начало строительства кафедрального собора Мессины, неоднократно перестроенного впоследствии, но после катастрофического Мессинского землетрясения 1908 года восстановленного в виде, близком к первоначальному (XI век).

После взятии норманнами Мессины к ним присоединился их союзник Ибн ат-Тимнах, предложивший им совместный поход на Энну. По пути Роберт Гвискар и Рожер без боя овладели Рометтой, затем у Фаццано приняли делегацию местных христиан, приветствовавших своих освободителей. Между тем, из-за того, что в Мессине и Рометте были оставлены гарнизоны, армия норманнов сократилась до 700 человек, и Роберт Гвискар был вынужден снять осаду с Чентурипе — первого же города, оказавшего им сопротивление. В это же время было получено известие, что Ибн аль-Хавас, эмир Энны, собрал армию и готов атаковать норманнов. Чтобы дать ему бой, Роберт Гвискар и Рожер привели свою армию непосредственно под стены Энны.

Энна, расположенная на высокой, местами отвесной, скале посреди обширной равнины, считалась неприступной крепостью. Сами арабы смогли взять этот город в IX веке только военной хитростью, взобравшись один за другим по сточной трубе. Со своей маленькой армией Роберт и Рожер даже не пытались осаду, но, расположившись у подножия скалы, грабили окрестности (в один из дней Рожер дошёл даже до окрестностей Агридженто) и провоцировали арабов выйти из крепости и дать бой. На пятый день Ибн аль-Хавас не выдержал и вывел своих воинов на битву. По сообщениям Малатерры, арабская армия насчитывала около 15 000 бойцов против 700 норманнов, что даже с учетом возможных преувеличений хрониста указывает на значительный перевес Ибн аль-Хаваса. Тем не менее, к концу дня арабская армия была разбита и отступила в Энну, оставив, по сообщению того же Малатерры, 10 000 погибших. Победа норманнов вынудила окрестные селения выразить покорность Роберту и Рожеру, но главная цель — взятие Энны — осталась недостигнутой. В ожидании приближающейся зимы Роберт и Рожер были вынуждены отступить в Мессину, оставив завоёванные ими территории в восточной части Сицилии своему союзнику Ибн ат-Тимнаху. Непосредственно во власти норманнов осталась северо-восточная часть Сицилии (долина Валь-Демоне) с Рометтой и Сан-Марко-д'Аллунцио — первым замком, построенным норманнами на острове.

В декабре 1061 года Рожер уже без старшего брата вновь совершил набег на арабов, пройдя вплоть до Агридженто, а затем на обратном пути приступил к Тройне. Жители последней — греки без сопротивления открыли норманнам ворота и, оставив здесь гарнизон, Рожер вернулся в Мессину, а оттуда в Калабрию.

1062 год: конфликт с Робертом Гвискаром и осада в Тройне

Возвращение Рожера в Милето было обусловлено его долгожданной свадьбой с Юдифь д'Эврё, приехавшей к нему из Нормандии. По окончании медового месяца в начале 1062 года Рожер вернулся на Сицилию и в течение одного месяца совместно с Ибн ат-Тимнахом взял Петралию, после чего вернулся в Калабрию.

По возвращении в Милето Рожер ультимативно потребовал от Роберта Гвискара выполнения договорённостей 1058 года о разделе Калабрии. В ответ на ультиматум Роберт осадил брата в Милето. Во время осады погиб шурин Рожера, что делало примирение братьев ещё менее вероятным. Рожер просил помощи в Джераче, Роберт, узнав об этом, осадил и этот город. Жители Джераче во время междоусобицы держали сторону Рожера, что не мешало некоторым из них тайно сноситься с Гвискаром.

Дальнейшую трагикомическую историю подробно рассказывает Малатерра. Роберт под покровом ночи в одиночку тайно проник в Джераче и находился в доме неких Василия и Мелиты. Несмотря на осторожность последних, горожане узнали о присутствии Роберта в доме, проникли в дом, жестоко убили Василия (он пытался спастись в ближайшей церкви, но был вытащен оттуда и растерзан) и Мелиту (её посадили на кол). Перед лицом озверевшей толпы Роберт не растерялся, но своей смелой речью спас себя от расправы на месте. Армия Роберта, узнав о грозящей ему опасности, просила Рожера вмешаться. Последний встретился со старейшинами Джераче и заявил, что благодарен им за верность, но считает, что Роберт оскорбил лично его, а не горожан, и поэтому потребовал выдать ему Роберта. Вконец запутавшиеся горожане были рады избавиться от опасного пленника и передали его Рожеру, взяв для верности обещание с Роберта никогда не строить цитадели внутри их городских стен. Роберт и Рожер встретились, как любящие браться после долгой разлуки (Малатерра уподобляет их Иосифу и Вениамину), и разделили Калабрию поровну. Такой раздел, с одной стороны, финансово обеспечивал Рожера, но, с другой стороны, искусственно созданная при разделе чересполосица препятствовала образованию Рожером цельного домена. В финале этой междоусобной войны пострадали жители Джераче: город по условиям раздела достался Рожеру, и он построил рядом крепость; жители Джераче напомнили Рожеру о клятве Гвискара, на что Рожер резонно заметил, что не может отвечать за клятвы брата.

Занятый войной с братом, Рожер понёс потери на Сицилии: Ибн ат-Тимнах попал в ловушку и был убит, норманнские гарнизоны Тройны и Петралии отступили в Мессину. Поэтому после примирения с Гвискаром Рожер незамедлительно вернулся на Сицилию и вновь занял Тройну, где оставил новый гарнизон и свою жену, и направился к Никозии.

Греческие жители Тройны уже не были довольны захватчиками — норманнами и восстали тотчас же после отъезда Рожера. В намерения греков входило захватить в плен Юдифь в заложницы и добиться удаления норманнов из города. Но оставшийся в городе гарнизон оказывал сопротивление горожанам до тех пор, пока в Тройну не вернулся заблаговременно извещённый о восстании Рожер. Жители Тройны в свою очередь призвали на помощь арабов из близлежащих селений. В итоге вся армия Рожера вместе с гарнизоном забаррикадировалась в городской цитадели и защищалась от намного превосходящего неприятеля.

Осада Тройны совместными силами греков и арабов продолжалась четыре месяца. У норманнов было мало провизии, были съедены все лошади, добыть пищу не было возможности, так как цитадель находилась на холме над городом и незаметно покинуть её не было возможности. Начавшаяся зима принесла непривычный для норманнов холод — у них не было ни одеял, ни тёплых вещей, ни дров, а у Рожера и Юдифи был один плащ на двоих. Только благодаря зиме норманнам удалось вырваться из цитадели: арабы и их часовые согревали себя вином, и, воспользовавшись сном неприятельских часовых, Рожер со своими воинами смог прокрасться во вражеский лагерь и перебить спавших врагов. К утру норманны восстановили контроль над городом, и для устрашения горожан казнили предводителей восстания.

Осада Тройны едва не стала концом норманнской экспансии в Сицилии — в городе были заперты почти все силы Рожера (кроме гарнизонов Мессины, Рометты и Сан-Марко-д'Аллунцио), а помощь от Роберта Гвискара могла прибыть не раньше весны. Подавив сопротивление местных жителей, Рожер оставил армию под командованием Юдифи в Тройне, а сам с горсткой воинов отправился в Калабрию за лошадьми. В его отсутствие Юдифь, многому научившаяся во время осады, командовала армией, совершая обходы укреплений даже ночью и личным примером побуждая воинов к бдительности.

Сражения при Черами (1063) и Мисилмери (1068)

К моменту возвращения Рожера из Калабрии (1063 год) в Тройну против норманнов объединились все сицилийские арабы. Номинальный сюзерен острова султан Тимин направил на Сицилию две армии, возглавляемые его сыновьями Аюбом и Али. Высадившись в Палермо и Агридженто соответственно, армии Аюба и Али включили в себя отряды местных властителей и соединились для нападения норманнов. Норманнская и арабская армии встретились на берегу рек Черами около одноимённого городка. Малатерра сообщает, что Рожер и его племянник Серло совместно располагали 136 рыцарями; добавляя пропорциональное число пехотинцев, норманнскую армию можно оценить в 500—600 человек. Неприятельскую армию Малатерра оценивает в 30 тысяч всадников, не считая пеших воинов. Даже принимая во внимание возможные преувеличения, можно считать, что, как и при Энне (1061) войско Рожера значительно уступало арабскому.

Рожер I в битве при Черами

В течение трёх дней враги стояли друг против друга, разделённые рекой. На четвёртый день норманнские рыцари, предварительно исповедовавшись, ринулись в бой. Первое столкновение произошло у стен городка Черами, где 36 рыцарей Серло Отвиля отбросили назад арабов. Подошедший к городу Рожер со своими 100 воинами увидел лишь бегущих арабов. После короткой перегруппировки арабская армия обрушилась на норманнский центр с Рожером, не обращая уже внимания на фланг Серло. В определённый момент рыцари, устрашённые количеством наступающих врагов, дрогнули, но Рожер остановил их своей речью, в которой напомнил о библейском Гедеоне, с небольшим отрядом поразивших огромное неприятельское войско. Малатерра, пересказывая этот эпизод, говорит о том, что в этот момент многие норманны увидели всадника на белом коне с белым флажком, которого они приняли за святого Георгия (хотя позже добавляет, что такой же флажок был на копье самого Рожера). Вмешательство в битву Серло окончательно повернуло ход битвы в пользу норманнов. К концу дня арабы дрогнули и беспорядочно отступили с поля битвы. Добивание спрятавшихся в горах арабских пехотинцев продолжалось ещё весь следующий день, но затем норманны, из-за невыносимого запаха от множества разлагающихся тел, покинули в свою очередь поле битвы и вернулись в Тройну. Победа при Черами обеспечила Рожеру безопасное владение северо-восточной Сицилией и имела важное психологическое воздействие как на самих норманнов, уверовавших в свою богоизбранность, так и на арабов, никогда впоследствии не сумевших собрать столь же мощную армию.

Тем не менее, когда в том же 1063 году посланники Пизанской республики предложили норманнам поддержать нападение пизанского флота на Палермо, Рожер отказал им. Пизанцы атаковали Палермо в одиночку, но сумели лишь на короткое время высадиться в Конко-д'Оро и разграбить близлежащие селения. Тем не менее, палермской добычи пизанцам хватило для того, чтобы начать строить на родине новый кафедральный собор. Малатерра с ехидством говорит о том, что единственным трофеем пизанцев была цепь, перегораживавшая кораблям вход в порт Палермо.

В 1064 году на Сицилии высадился Роберт Гвискар, сумевший на короткое время разрешить свои проблемы на континенте. Роберт и Рожер совместно выступили из Мессины и двинулись на Палермо. Не встречая сопротивления, братья достигли Палермо и разбили лагерь на холме Монте-Тарантино, одном из горных вершин, окоружающих Конко-д’Оро. Стремительное наступление норманнов было прервано самым комичным образом: на Монте-Тарантино водились в большом количестве пауки — тарантулы, укусы которых вызвали повальную болезнь среди рыцарей. Когда оправившаяся армия разбила лагерь в другом месте, выяснилось, что Палермо всё это время беспрепятственно получал подкрепления и провизию морем. Без морской блокады Палермо было не взять, и Роберт с Рожером повели армию назад. Единственным успехом похода стало взятие города Бугамо. Получив известия об очередном баронском мятеже в Апулии, Гвискар был вынужден вернуться на континент.

Не имея поддержки с материка, Рожер в промежуток между 1064 и 1068 годами предпринимал лишь грабительские набеги на арабские владения, укреплял существующие и строил новые замки, в частности Петралию, которая в это время стала его временной резиденцией. Между сицилийскими арабами разгорелась междоусобная война, закончившаяся в 1067 году гибелью эмира Энны Ибн аль-Хаваса и победой тунисского принца Аюба, объединившего под своей властью Палермо и Энну. Новый правитель единого Сицилийского эмирата собрал армию и в 1068 году встретил Рожера, направлявшегося в обычный рейд, у города Мисилмери (1068)[50].

Как при Энне (1061) и Черами (1064), войско Рожера значительно уступало по численности арабской армии, но Рожер, предварительно ободрив воинов блестящей речью, вступил в бой. Стремительное сражение закончилось полным разгромом арабов, так что, по мнению Малатерры, едва ли у них хотя бы один боец мог сообщить о разгроме жителям Палермо. Это известие им принёс Рожер: к лапкам захваченным у арабов почтовых голубей были привязаны окровавленные лоскутки ткани, и птицы принесли это немое послание в Палермо.

Сражение при Мисилмери было последней попыткой сицилийских арабов оказать организованное сопротивление норманнам. Эмир Аюб со своими ближайшими соратниками бежал в Тунис, центральная власть в эмирате исчезла, оставшиеся в руках арабов города контролировались местными властителями, враждовавшими друг с другом. Тем не менее, на первых порах норманнам не хватало живой силы ни быстро завершить завоевание, ни контролировать захваченные территории. В связи с этим, дальнейшее завоевание Сицилии проходило очень медленно и завершилось только в 1091 году.

Взятие Палермо (1071—1072)

Главным событием норманнской истории Южной Италии в 1068-1071 годах была осада Бари, последнего византийского города на Апеннинах. Осаду вёл Роберт Гвискар, но, из-за недостатка у него живой силы и флота, он призвал на помощь Рожера. В результате норманнская экспансия на Сицилии была прервана и возобновилась только после взятия Бари Робертом и Рожером (16 апреля 1071 год) (см.Роберт Гвискар).

Кампания 1071 — 1072 годов проходила под совместным командованием Роберта и Рожера. Рожер во главе своего отряда прибыл в Катанию в качестве союзника (городом раньше правил Ибн ат-Тимнах) и попросил разрешения ввести в гавань флот Гвискара, направлявшегося, по официальной версии, на Мальту. Оказавшись в городе, Рожер и Роберт без труда подавили сопротивление опомнившихся горожан и оставили здесь сильный гарнизон. После взятия Катании флот Гвискара отправился к Палермо, туда же сухопутным путём прибыла армия Рожера.

Осада Палермо заняла пять месяцев (август 1071 — январь 1072 года). Прибывший первым Рожер захватил крепость Яхьи, находившуюся к востоку от Палермо в устье реки Орето (впоследствии в знак благодарности Рожер перестроил замок в церковь Сан-Джованни-дель-Леббрози), а затем здесь встал на стоянку флот Роберта. Братья полностью блокировали город со стороны суши. Норманнский флот, стоявший в устье Орето, успешно пресекал попытки арабов получить подкрепления и провизию морем. Поздней осенью арабский флот, находившийся в гавани Палермо, попытался прорвать морскую блокаду, но после продолжавшейся целый день битвы отступил обратно в Палермо. Норманнские корабли ворвались в гавань вслед за арабами и сумели сжечь неприятельский флот. Поздней осенью 1071 года в Палермо начался голод, но Роберт, получив известия об очередном баронском мятеже в Апулии, не стал ждать капитуляции города и пошёл на штурм.

расположен примерно между современными Палаццо Норманни и Кватро Канти вокруг Пятничной мечети — будущего кафедрального собора). Защитники города выбежали из ворот и начали теснить Рожера, но подоспевшая на выручку конница Гвискара спасла положение норманнов. Вышедшие из ворот арабские воины не были впущены своими обратно и были перебиты. Вслед за этим норманны вновь пошли на штурм, но взобраться на стены так и не удалось. Тогда, в то время как Рожер продолжал атаковать Аль-Каср, воины Роберта совершили обходной манёвр и пошли на штурм стен квартала Аль-Халеса (нынешний квартал Кальса — между Кватро Канти и морем). Защитники Палермо, сосредоточившись в Аль-Касре, практически оставили без внимания Аль-Халесу, и к вечеру 5 января воины Роберта проникли в город и открыли Гвискару ворота (находились около нынешней церкви Санта-Мария-дель-Спазимо). Защитники Палермо укрылись в цитадель Аль-Каср, и утром 6 января делегация палермитан прибыла в норманнский лагерь для переговоров о сдаче города. Роберт и Рожер гарантировали свободу вероисповедания, сохранение действовавших законов для мусульман, неприкосновенность жизни и имущества палермитан, а старейшины Палермо поклялись от имени сограждан в верности и обещали беспрекословно выплачивать положенную дань.

6 января 1072 года Роберт Гвискар, его жена Сишельгаита и Рожер во главе армии вступили в Палермо. Главная Пятничная мечеть, бывшая до арабского завоевания церковью, была вновь освящена в честь Успения Богородицы, а греческий архиепископ Никодим совершил здесь первую за двести лет литургию.

В Палермо Роберт Гвискар в соответствии с инвеститурой папы Николая II был торжественно провозглашён герцогом Сицилии, но, по договорённости с Рожером, оставил в личном владении только Палермо, половину Мессины и половину долины Валь-Демоне (северо-восточная часть острова), то есть те территории, в завоевании которых сам принимал участие. Все остальные сицилийские земли, как захваченные, так и планируемые к завоеванию, были переданы Рожеру в качестве феода, сам Рожер получил титул великого графа Сицилии. Взятие Палермо было последней операцией на Сицилии, в которой принимал участие Роберт Гвискар. Всё дальнейшее завоевание острова было осуществлено только Рожером.

Личность, семья и дети Рожера I

Рожер I был женат трижды и оставил многочисленное потомство. Первой женой его в ноябре 1061 года стала Юдифь д'Эврё (умерла около 1076 года), дочь графа Гийома д’Эврё. Будущие супруги познакомились ещё в Нормандии, и брак между дочерью богатого графа и двенадцатым сыном мелкопоместного барона был невозможен. После отъезда Рожера в Италию брат и опекун Юдифи аббат Робер де Гранмениль поссорился с Вильгельмом Завоевателем и был вынужден бежать из Нормандии вместе с сестрой. Вскоре после прибытия в Южную Италию Робер де Гранмениль получил от Роберта Гвискара аббатство Сант-Эуфемия в Калабрии, а Юдифь вышла замуж за Рожера. Известно о четырёх дочерях от этого брака, в том числе:

неизвестна по имени, вышла замуж за Гуго из Джерси, графа Патерно, наместника Катании, погибшего в 1076 году;

Матильда (1062- до 1094 года) — замужем с 1080 года за будущим Раймондом IV, графом Тулузы; разведены в 1088 году;

Эмма (около 1063 — после 1119 года) — была помолвлена с французским королём Филиппом I, но, так как предыдущий брак жениха не был расторгнут, свадьба не состоялась; вышла замуж за графа Родольфо до Монтескальозо.

Вторым браком (около 1077 года) Рожер женился на Эрембурге де Мортен (умерла в 1089 году). Известно о 9 детях от этого брака, в том числе:

Фелиция (около 1078 года — 1102) — замужем за Кальманом, королём Венгрии

Годфри (умер около 1120 года) — граф Рагузы, заболел проказой и остаток жизни провёл в удалённом монастыре,

Констанция (до 1101 года) — замужем с 1095 года за королём Италии Конрадом, сыном и соперником императора Генриха IV;

Матильда — замужем за Райнульфом Алифанским;

Сибилла — замужем за Робертом Бургундским, которого Ордерик Виталий называет одним из регентов Сицилии в малолетство сыновей Рожера I; существование этого брака и самого Роберта подвергается сомнению.

Не имея после двух браков законных наследников (единственный достоверно законнорождённый сын Годфри был прокаженным), Рожер I в 1087 году женился в третий раз на Аделаиде Савонской (1072-1118). В этом браке родились:

Симон (1093 — 1105) — преемник отца, великий граф Сицилии с 1101 года;

Рожер II (1095- 1154) — великий граф Сицилии с 1105 года; герцог Апулии, Калабрии и Сицилии с 1127 года; первый король Сицилийского королевства с 1130 года.

Кроме упомянутых детей, Рожер имел, как минимум, одного незаконнорождённого сына Жордана (умер в 1092 году), прославившегося при взятии Трапани (1077) и освобождении Катании (1081) .

Рожер I умер в Милето 22 июня 1101 года и был похоронен здесь в монастырской церкви Святой Троицы. Церковь и могила Рожера были уничтожены землетрясением 1783 года; его уцелевший саркофаг перенесён в Археологический музей Неаполя[99]. Наследником Рожера I стал старший из его сыновей от третьего брака Симон, а после смерти последнего (1105) великим графом Сицилии стал самый младший сын — Рожер II.

О личности Рожера известно очень мало, не сохранилось и его достоверных портретов. Единственная его черта, постоянно подчёркиваемая летописцами, — это храбрость. Анализ его правления на Сицилии выявляет в нём уравновешенного и предусмотрительного политического деятеля, способного учиться у врагов и приходить к компромиссным решениям. Заложенные им принципы государственного устройства получили дальнейшее развитие при его сыне и преемнике Рожере II, позволив Сицилийскому королевству стать в XII веке одной из ведущих держав Средиземноморья.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру