Кумир.Ру

Розалин Картер

Категории › СемьяЖены

Розалин Картер

жена Джимми Картера

Имя: Розалин
Фамилия: Картер
Дата рождения: 18.08.1927
Гражданство: США

Как советник и доверенное лицо президента, Розалин Картер часто принимала участие в заседаниях кабинета, что вызывало протест противников Картера, считавших, что Розалин никто не выбирал и членом кабинета сенат ее не назначал. Она оправдывалась, объясняя, что это муж велел ей принимать участие в работе. Таким образом он хотел, чтобы она имела точное представление о позиции правительства, а не искаженное в средствах массовой информации.

Участие в заседаниях кабинета во многом помогало ей при выполнении обязанностей Первой леди, даже учитывая, что она ни разу не выступала там. Она была на важнейших совещаниях в Кэмп-Дэвиде, когда принимались стратегические решения. (Кэмп-Дэвид - загородная резиденция американских президентов, которая стала известна благодаря ближневосточным мирным переговорам между Картером, президентом Египта Садатом и израильским премьер-министром Бегином, приведшим к Кэмп-Дэвидскому соглашению и к возобновлению дипломатических отношений между Израилем и Египтом). Розалин давала президенту различные советы и по личным вопросам. В автобиографии она писала, что в Белый дом вошла скорее как политический партнер, а не как супруга.

Джимми Картер считал: "Совершенно естественно, что, когда мы переехали в Вашингтон, она взяла на себя часть общественной деятельности и заменяла меня на некоторых торжествах".

В годы президентства Картера Розалин считали "старшим Я" мужа, а сам Картер называл ее "удивительным продолжением моей личности". В одном из выступлений 1979 года она недвусмысленно заявила: "Президент Соединенных Штатов придает моему мнению большое значение. Я знаю, что имею влияние на него".

Поэтому совершенно не удивляет единодушное мнение многих американских историков и политологов о том, что ни одна супруга американского президента этого столетия не имела такого влияния на решения президента, как Розалин Картер.

19 февраля 1991 года Джек Г.Уотсон, шеф обслуживающего персонала Белого дома, назвал Розалин Картер "исключительной женщиной". Уотсон, знавший супругов Картер с 1966 года (он работал вместе с ними в штате Джорджия, а потом в Белом доме), приписывал супруге Картера "выдающийся политический инстинкт". По его словам, "она затратила много времени и энергии на избирательную кампанию мужа, для него она была самым важным источником неискаженной информации". На вопрос, есть ли различия в образе действий Розалин Картер и Нэнси Рэйган при выполнении ими роли Первой леди, Уотсон ответил, что Розалин Картер чаще ездила в качестве эмиссара и чаще заменяла мужа. Нэнси Рэйган неоднократно приглашала к себе сотрудников президента и давала им указания. И добавил: "Розалин никогда этого не делала. Она просто разговаривала с президентом. Розалин никогда не звонила мне из Западного крыла Белого дома, чтобы дать какие-либо поручения. Конечно, она звонила мне, если надо куда-нибудь поехать, или просила подготовить для нее встречу с представителями местных организаций". Когда его попросили описать влияние Розалин на президента Картера, Джек Уотсон сказал: "Розалин не была официальной советницей президента по делам прессы или политическим вопросам. Эти функции выполняли другие люди - Джоди Фостер, Стюарт Эйзенштадт и Збигнев Бжезински. Но тем не менее Розалин оказывала на политику президента небывалое до сих пор влияние. Они были партнерами в великолепном браке, какого я раньше не встречал".

Элеонора Розалин Смит родилась 18 августа 1927 года на ферме родителей недалеко от селения Плейнс, в котором родился и ее будущий муж, Джимми Картер. Розалин была старшей из четырех дочерей супругов Франсис Эллет и Уилбен Эдгар Смит. Семья Смитов, точно так же, как и семья Картеров, поселилась в Джорджии более 200 лет назад. Розалин росла, как она сама говорила, "изолированной и защищенной от внешнего мира". Отец, которого она очень уважала, был не только фермером, он водил школьный автобус и владел авторемонтной мастерской. Мать закончила колледж, вела домашнее хозяйство и приучала детей к строгим правилам.

Когда Розалин было шесть лет, родители поехали вместе с ней в Вашингтон и посетили Белый дом. Президентом тогда был Герберт Гувер. Позже она вспоминала о довольно напряженной атмосфере за обедом с президентом и его супругой.

Смиты были методистами. Как послушный ребенок, Розалин регулярно посещала воскресную школу при церкви методистов, где ее прежде всего учили бояться бога. "Бог" был для нее "отец", который больше наказывал, чем прощал. В автобиографии она признавалась: "Я всегда боялась иметь злые мысли". После замужества Розалин перешла к баптистам, как Картер.

В 1940 году отец Розалин заболел лейкемией. Однажды в воскресный день он собрал семью у своей кровати и поведал им о неизлечимой болезни. Всю жизнь он мечтал получить образование и теперь просил детей учиться, чтобы добиться в жизни лучшего положения. Завещал им заботиться о матери. Вскоре после этого он умер. В то время Розалин было 13 лет. Она считала себя виноватой в смерти отца и верила, что Бог покарал семью за грехи, однако не представляла, в чем состоят ее грехи, и начала сомневаться в справедливости божьей.

Со смертью отца закончилось детство. Чтобы обеспечить семью, мать начала работать на местной почте и где могла прирабатывала: шила подвенечные платья, помогала в косметическом салоне и парикмахерской. Семье жилось очень трудно. Бедность одолевала их, в домашнем хозяйстве пришлось помогать и детям, но, несмотря на это, Розалин ходила в школу, играла в баскетбол, встречалась с молодыми людьми.

В этот период Розалин впервые осознала, что негры не пользуются равными правами со всеми. Одна студентка колледжа для негров попросила Розалин напечатать ее дипломную работу. Рукопись изобиловала орфографическими и грамматическими ошибками, а уровень соответствовал школьной работе шестого класса. Тогда она поняла, что доктрина "равного, но раздельного" обучения не давала неграм никаких шансов получить хорошее образование.

В 1944 году Розалин окончила среднюю школу и осенью поступила в колледж Соусвестен ин Америкус с двухгодичным сроком обучения (штат Джорджия). Ей было 17 лет. В это время она познакомилась с Джимми Картером.

Семьи Смит и Картер давно знали друг друга, часто общались, хотя Картеры жили лучше. Мать Джимми, Лилиан Картер, была хорошей медсестрой, ее уважали во всей округе. В ее честь Смиты назвали младшую дочь Лилиан. В детстве Розалин часто покупала у Джимми лед, но никогда не разговаривала с ним, позже подружилась с его младшей сестрой Рут. Джимми никакого внимания не обращал на девочку, младше его на три года. Для Розалин Джимми принадлежал другому поколению. Лишь на втором курсе она серьезно заинтересовалась им.

Однажды в комнате Рут она увидела на стене фотографию Джимми в форме кадета академии морского флота. Позже она записала: "От этой фотографии я не могла отвести глаз. Мне казалось, что он был самым красивым молодым человеком, которого я когда-либо видела. Я знала его уже давно, как в любом маленьком провинциальном городке, где все знают друг друга, но он был на три года старше меня и к тому же уже четыре года учился в высшей школе. Он казался мне элегантным и недостижимым".

В июне 1945 года Джимми Картер проводил отпуск в Плейнсе. Рут догадывалась, что Розалин влюбилась в брата, и пригласила ее на пикник, где Джимми, наконец, обратил на нее внимание.

"Как-то под вечер у нас была встреча молодежи в церкви. Погода была хорошая. Я с подругами стояла у церкви, когда вдруг подъехал автомобиль, из него вышел Джимми. Я не поверила своим ушам, когда он, подойдя ко мне, спросил, не хочу ли я пойти с ним, Рут и ее другом в кино! Все смотрели на меня, но я, несмотря на встречу молодежи, пошла с Джимми Картером. Ему было 20 лет, а мне 17. Я не помню уже, какой мы смотрели фильм, потому что унеслась в мыслях куда-то далеко. Я так давно мечтала о нем, и вот я наконец с ним. Казалось, что небо спустилось ко мне на землю. Мы сидели на заднем сиденье машины, светила луна, и я была влюблена. На обратном пути он поцеловал меня. Я едва могла сдержать счастье. Никакому другому юноше я не позволила бы поцеловать меня при первой же встрече. Моя мама постоянно повторяла мне, что отец осмелился взять ее за руку только после помолвки".

Мать Джимми рассказывала ей позже, что, вернувшись в тот вечер домой, сын сказал ей: "Это та девушка, на которой я хочу жениться".

Розалин призналась, что уже после первой встречи решила выйти за него замуж. Позже Джимми шутил, что Розалин вышла за него замуж, чтобы уехать из захолустного провинциального городка. В мемуарах Картер подчеркивал, что "у Розалин никогда не было соперницы".

Молодые люди договорились встретиться на следующий день. Сразу после свидания ему нужно было возвратиться в военную академию в Аннаполис. Вместе с его родителями Розалин провожала его на вокзал. Там Джимми отвел ее в сторону и сказал: "Мне очень жаль уезжать. Я бы охотно остался с тобой. Будешь писать мне?" Она, конечно, хотела этого. На прощание он поцеловал ее. Возник настоящий роман в письмах. Одни из этих писем довольно забавные, другие свидетельствуют о натянутых отношениях. Он советовал ей встречаться с другими молодыми людьми, но когда она якобы следовала его совету, он демонстративно выказывал ревность. На Рождество в родном Плейнсе он сделал Розалин предложение, но она решила подождать. Они встречались каждый день, ходили в кино, к друзьям, совершали прогулки. После того как Джимми уехал в Аннаполис, почти каждый день писали друг другу. Розалин была в восторге: "Я так влюбилась в его письма, как когда-то в его фотографию".

В феврале 1946 года Розалин с родителями Джимми поехала на неделю в Аннаполис. Джимми сделал ей второе предложение. На этот раз счастье улыбнулось ему. Они решили пожениться в июле, когда Джимми закончит военно-морскую академию, а Розалин - университет.

Свадьба состоялась 17 июля 1946 года в церкви методистов в Плейнсе. Медовый месяц молодожены провели в загородном домике друзей в Северной Каролине.

В автобиографии "Первая леди из Плейнса" Розалин допускала, что семья Картера была крайне разочарована этой свадьбой. Отец Джимми, Эрл Картер, был очень тщеславным человеком и мечтал о блестящей карьере сына. Рут, которая все время старалась сблизить Розалин и Джимми, вдруг стала ревновать его к подруге и поэтому тоже не радовалась их браку. Первые годы семейной жизни принесли много забот. Это было время печальных расставаний и восторженных встреч. 19-летняя Розалин училась вести домашнее хозяйство и воспитывать детей.

Старший сын, Джон Уильям, которого называли Джек, родился в 1947 году в Виргинии, Джеймс Эрл, "Чип", появился на свет в 1950 году на Гавайях. В Коннектикуте в 1952 году родился Доннел Джеффри, а в штате Джорджиа в 1967 году - дочь Эми Линн.

Розалин нравилось постоянно переезжать с места на место, из Норфолка в Нью-Лондон, Гонолулу, Сан-Диего и в другие города. Когда Картер возвращался после продолжительного плавания, они вместе читали книги, слушали классическую музыку, наизусть учили Шекспира.

Это, конечно, не значит, что между супругами не было никаких конфликтов, особенно в первые годы семейной жизни. Джимми считался главой семьи и пытался навязать Розалин свое мнение, поэтому возникали разногласия и даже ссоры. Со временем Картер научился понимать супругу.

В одном вопросе он все же остался непреклонен: после смерти отца в июле 1953 года он подал в отставку. Отслужив семь лет, он захотел продолжать дело отца и выращивать арахис. Такое решение далось ему нелегко, и он принял его после долгих колебаний, бесконечных обсуждений и резких споров с женой. Он писал: "У нас одна жизнь, и я хочу прожить ее гражданским человеком. В этом случае у меня будет больше возможности занять какую-нибудь официальную должность". С уверенностью можно сказать, что думал он при этом о политической карьере.

Возвращаясь в Плейнс, Розалин чувствовала себя несчастной. Все внимание она сконцентрировала на ведении домашнего хозяйства, не принимала приглашений соседей, замкнулась в себе. Однажды Джимми сказал ей, что придет день и она поймет, что возвращение в Плейнс было для нее счастьем. В ответ она воскликнула: "Я никогда не буду довольна. Ничего подобного не говори мне больше!"

Дела у Картера шли хорошо. Однажды он попросил жену помочь ему в работе. Это так понравилась ей, и она стала чаще появляться в офисе. Окончив бухгалтерские курсы, Розалин взяла на себя всю бухгалтерию в офисе мужа. Это занятие ей показалось интереснее, чем домашняя работа. Вскоре она настолько вошла в курс дел Джимми, что стала фактически его партнером.

В свободное время они ходили в кино, играли в кегли, ездили на авторалли в Атланту. Записались в школу танцев, посещали некоторые лекции в университете, принимали участие в работе общественных организаций и баптистской церкви. Постепенно Розалин начала нравиться ее новая жизнь, которая так отличалась от жизни супруги морского офицера. В 1962 году Картера избрали в сенат штата Джорджия. Жена поддерживала его стремление к политической карьере. Она помогала ему во время предвыборной кампании, вела всю корреспонденцию. "Мне нравилось вносить свой вклад в нашу совместную жизнь и сделать что-нибудь такое, что способствовало бы его политической карьере".

В 1966 году Джимми решил принять участие в выборах на должность губернатора Джорджии. Розалин объездила с детьми весь штат, агитируя за мужа, разговаривала с избирателями, раздавала листовки. Эти выборы Картер проиграл. В 1970 году он опять выставил свою кандидатуру на тот же пост, и Розалин еще активнее принимала участие в предвыборной борьбе. Победу мужа она восприняла как награду за свои страдания.

Это стало поворотным моментом в ее жизни. Теперь она была женой профессионального политика, Первой леди Джорджии. Вначале она боялась новых обязанностей, но вскоре овладела всем, что требовалось от нее по протоколу. Супруга генерального консула Федеративной Республики Германии, Рут Готтлиб, научила ее принимать отечественные и иностранные делегации. Как жена губернатора Розалин принимала участие в различных общественных мероприятиях. Особое внимание уделяла при этом программе воспитания детей-инвалидов. Кроме того, под ее руководством вносились изменения в указы о применении наказания и об упорядочении магистралей. Розалин боялась выступать с речью на общественных мероприятиях, чувствуя себя совершенно парализованной. Муж помогал ей преодолеть эти затруднения, он советовал готовить тезисы выступления. Вскоре она добилась таких успехов, что многие считали ее выступления интереснее, чем речи мужа.

В 1975 году Картер начал задумываться о президентстве. Жена поддерживала эти планы, давала советы, разрабатывала с ним стратегию предвыборной борьбы. Во время предвыборной кампании 1976 года она отправилась во Флориду, чтобы представиться избирателям:

- Я миссис Картер. Мой муж добивается должности президента.

-Президента чего?

- Соединенных Штатов.

- Вы шутите!

Реакция была везде одна и та же: неожиданность и удивление.

- Никогда не подумал бы, что встречу кого-нибудь, кто знает кандидата в президенты, не говоря уже о жене кандидата в президенты.

- А я и не знал, что в этом году должны состояться выборы президента.

- И ваш муж действительно добивается должности президента? Великолепно.

По натуре Розалин была довольно робким человеком, а чтобы активно помогать мужу в предвыборной борьбе, ей нужно было преодолеть эту робость. На особенно настойчивые вопросы журналистов заявляла, что руководствуется собственным политическим инстинктом. "Мой муж никогда не давал мне никаких указаний, что говорить, а что нет. Но если я чувствую, что какое-либо мое высказывание может навредить ему, то советуюсь с ним".

На президентских выборах 1976 года соперниками были Форд и Картер. Когда Розалин спросили, есть ли у ее мужа что-либо такое, чего нет у Форда, она ответила: "Я".

Часто в предвыборной гонке Картеры действовали отдельно друг от друга, чтобы таким образом охватить как можно большее количество избирателей. Во время поездок по стране Розалин пользовалась самолетом "Лир", который они наняли, и посетила около ста городов, где разъясняла программу мужа и давала интервью. Самоотверженно работала по 18 часов в день. Ее называли "стальной магнолией", так как магнолия украшает герб штата Джорджия. О себе самой она говорила: "Я - сильный человек и у меня собственные взгляды".

На вопросы избирателей Розалин всегда давала довольно меткие ответы, не упуская возможности подчеркнуть программу мужа. Так, например, на вопрос, умеет ли она готовить, ответила: "Да. Я люблю готовить, но в этом году у меня на это нет времени. Я делаю все, чтобы Джимми Картера избрали президентом. Как домохозяйка я знаю, что он нужен стране". После этого она разъяснила преимущества мужа как кандидата в президенты и его программу.

В одном интервью для журнала "Плейбой" Картер сказал: "В душе я не раз изменял жене". Противники критиковали его за это и даже бросили в его адрес упрек, что подобное высказывание неприлично для мужчины, который является казначеем баптистской общины. Когда Розалин спросили, что она думает по поводу этого высказывания мужа, ответила: "Джимми много говорит, день ведь длинный, но люди по крайней мере знают, что он честен и не боится никаких выражений". Кроме этого, она подчеркнула, что Джимми никогда не ограничивал ее активность и никогда не давил на нее своим авторитетом. "Я всегда осознавала собственную значимость".

В местечке Шруепорт один репортер, ссылаясь на интервью в "Плейбое", спросил Розалин: а она хотя бы раз изменила мужу? "Если бы даже да, я вам все равно не сказала бы".

Мужа она хвалила: "Мой муж помогает мне во всем. Он не стирает белье и не гладит рубашки, но он гуляет с дочерью Эми, ходит за покупками, помогает мне на кухне, разбирает почту. Дома мы распределяем наши обязанности".

На одном из предвыборных собраний, когда Розалин рассказывала об их совместной жизни и работе, Картер был так растроган, что вырвал из рук жены микрофон и спросил: "Кто из вас хочет, чтобы эта женщина была Первой леди Америки?" Раздались бурные аплодисменты.

День выборов Картер вместе с семьей и всей командой провел в отеле Атланты. На мониторах отражалась вся гонка, кандидаты шли вплотную друг к другу, то Форд был впереди, то Картер. В три часа ночи позвонил губернатор штата Миссисипи и сообщил Картеру о победе в их штате. Тогда стало ясно: Картер выиграл.

В автобиографии Розалин Картер подробно описывает этот важный момент: "В зале раздались радостные возгласы, люди плакали, обнимая друг друга. Джимми отвел меня и детей в свою комнату и говорил с нами спокойным тоном. С чувством полной ответственности, которая с этого времени возлагалась на него, он сказал: "Наконец мы добились своего. Это была долгая и трудная борьба, без вас я бы никогда не победил. Я горжусь всеми вами. Впереди нас ждут невероятные трудности, но мы одолеем и их. Будьте терпеливы. Нашей страной должны гордиться. А сейчас поехали домой отдыхать". В Плейнс мы приехали на рассвете. Возле избирательного участка собралась толпа людей. Когда Джимми обратился к ним, взошло солнце. Я увидела солнце, посмотрела на Джимми, и слезы покатились у меня по щекам. Начиналась новая жизнь для нас и нашей страны. Никогда раньше я не переживала такого чувства гордости. Мой муж стал президентом Соединенных Штатов".

20 января 1977 года был приведен к присяге 39-й президент Соединенных Штатов, Джимми Картер. Розалин подала мужу Библию, на которой он дал клятву президента. Потом, взявшись за руки, они пошли по Пенсильвания-Авеню от Капитолия к Белому дому. Это символизировало партнерство их взаимоотношений. Когда вошли в Белый дом, Розалин сказала: "Надеюсь, что здесь мы будем счастливы".

Всем бросилось в глаза, что Розалин на бал по поводу инаугурации надела то же самое платье, в котором шесть лет назад была на балу в Атланте, когда мужа избрали губернатором Джорджии. Президента не беспокоили злобные нападки прессы, но "Вашингтон Сосайти" критиковала Розалин за то, что она не появилась в новом дорогом платье от самого известного модельера. Новую Первую леди из провинции поучали, что в обществе ее не должны видеть дважды в одном и том же наряде.

Розалин, прежде чем приступить к выполнению обязанностей Первой леди, поручила своему персоналу проконсультироваться у сотрудников Бетти Форд, как лучше организовать работу штаба супруги президента. Решили реорганизовать так называемое Восточное крыло Белого дома, чтобы лучше координировать работу с персоналом президента, так называемым Западным крылом. С этой целью в Восточном крыле были созданы пять отделов, среди них отдел связи с населением страны, отдел по работе с прессой, планированию встреч и по общественным делам.

Переезду в Белый дом Розалин радовалась. Теперь ей не нужно было ходить за покупками, готовить, но восторги испарились, когда она увидела первый счет за последнюю декаду января 1977 года. Там было 600 долларов. Розалин пригласила шефа обслуживающего персонала, Рекса Скаутена, и спросила его, почему счет так велик. Он вежливо ответил: "Миссис Картер, жизнь в Белом доме дорогая".

В этом он был прав. В целях безопасности продукты покупались в специальных магазинах. Позже Розалин стала заказывать меню заранее на всю неделю, обсуждая с шеф-поваром все детали, причем учитывались, конечно, любимые блюда всех членов семьи. Еще прежде, чем Картеры переехали в Белый дом, Розалин спросила шеф-повара, умеет ли он готовить блюда южных штатов. "Конечно, миссис Картер. Эти блюда мы постоянно готовили для обслуживающего персонала", - услышала она в ответ.

Семья президента должна оплачивать те блюда, которые им подают в их помещения, а так как у Картеров и их детей постоянно были гости, как пишет Розалии, счета были астрономические. Семья президента не оплачивает только столы, предусмотренные для официальных приемов.

Кроме этого, из собственного кармана президент и его семья оплачивают следующие расходы: предметы туалета, белье, прачечную, парикмахерскую, теннисные мячи, одежду и все личные вещи. Когда дочь Картера, Эми, пригласила подругу в Кэмп-Дэвид, Картеры оплатили ее содержание. Когда Эми с подругой полетела самолетом к отцу-президенту в Кэмп-Дэвид, Картеры оплатили полет. Каждый член семьи Картера, который летел с ним куда-либо на президентском самолете, должен был заплатить за билет первого класса плюс один доллар. Даже за грудных детей нужно было платить.

Вначале Розалин протестовала против таких предписаний. "Ведь президент все равно летит самолетом в Джорджию, почему же я, его жена, не могу полететь с ним бесплатно?" Но Картер не хотел менять эти основные положения расчетов, которые были введены налоговой инспекцией после многочисленных злоупотреблений общественными деньгами, допущенных администрацией Никсона.

Журналисты считали Розалин очень влиятельной Первой леди. Они даже подчеркивали, что супруга президента выступает с речами от имени мужа. В мемуарах Картер вспоминал: "Моя жена и я часто обсуждали многие важные вопросы, за исключением строго секретных, она знала все, что происходило в Белом доме. А если было необходимо, то получала информацию от тех сотрудников, которые занимались внутриполитическими вопросами или вопросами безопасности. Это мне очень помогло, так как давало возможность обсуждать с ней важные проблемы и формулировать собственную точку зрения". Картер обсуждал с женой акцию по освобождению американских заложников в Тегеране, американо-израильско-египетские переговоры в Кэмп-Дэвиде в 1978 году и многие другие вопросы внутренней и внешней политики.

Збигнев Бжезинский в мемуарах подтверждает большое влияние Розалин Картер на мужа: "Ее влияние на мужа было велико. И Картер не стыдился признаваться в этом, во всяком случае мне. Они очень были привязаны друг к другу. Как-то поздно вечером, когда мне нужно было передать какие-то документы лично Картеру, я отыскал его в кинозале Белого дома; он и Розалин сидели, держась за руки, и смотрели фильм. Картер рассказывал мне, что каждый вечер они вместе читают одну главу из Библии, а в первый год его президентского правления они читали Библию на испанском языке, чтобы улучшить знание языка. Стремление к знаниям было типичным для Картера.

Как супруг Картер был, может быть, слишком большим собственником. Я хорошо помню лунную ночь на яхте в бухте Рио-де-Жанейро. Мы беседовали с Картером. Вдруг он встал и пригласил Розалин на танец. Они были одни на площадке и грациозно покачивались в такт музыки. Все остальное общество, а среди них был и министр иностранных дел Бразилии, только смотрели. Я решил, что не стоит играть роль придворного и "отбил" Розалин. Во время танца я предложил ей пойти в ночной клуб, когда вернемся в гавань. Она обратилась к мужу: "Джимми, Збиг предлагает пойти в ночной клуб. Согласен?.." Картер холодно посмотрел на нее, затем, бросив взгляд на меня, произнес медленно, подчеркивая каждое слово: "Розалин, если у тебя есть намерение пойти со Збигом в ночной клуб, я ничего не имею против". И мы пошли... втроем".

Розалин могла быть непреклонной, а потом снова обворожительной и привлекательной. Мне кажется, что одним из самых несправедливых и совершенно незаслуженных выпадов против Картера была статья Хьюго Сиди в журнале "Тайм", где восхваляются Рейганы, которым якобы удалось вернуть культуру в Белый дом. Розалин придала резиденции не только привлекательность, но и теплоту, не выставляя напоказ власть и богатство, как это сегодня часто бывает. Для Картера она была опорой, источником уравновешенности и трезвой рассудительности. Какой бы важный вопрос ни обсуждался, она молча внимательно слушала, а потом обменивалась мнениями с мужем".

Мать Картера, Лилиан, сумела оценить влияние Розалин на сына. Однажды она сказала: "Если мне нужно, чтобы Джимми что-либо сделал, я прошу об этом Розалин. Она единственная, кто может делать с Джимми все, что захочет. Он прислушивается к ней, так как считает ее достаточно рассудительной". Два близких сотрудника Картера, Гамильтон Джордан и Джоди Пауел, подтверждают эту мысль. Легче всего было убедить Картера в чем-либо, привлекая сначала на свою сторону Розалин.

Розалин признавалась, что по многим вопросам не всегда была согласна с мнением мужа, но никогда не говорила, по каким именно. В мемуарах она останавливается на некоторых пунктах. Так, например, она была решительно против смертной казни, он - за. Она высказывалась за право женщин самостоятельно решать вопросы, связанные с беременностью, в то время как Джимми придерживался консервативной точки зрения. Она требовала освобождения Джега Калифано, Картер вначале не мог решиться и лишь позже сделал этот шаг. Розалин писала: "Чаще всего мы спорили по стратегическим вопросам и о времени, наиболее подходящем для того или иного решения, реже - о самом решении".

Так как Розалин обсуждала с мужем многие служебные дела, она предложила один раз в неделю устраивать совместный обед, как с вице-президентом. Картер согласился. С вице-президентом Фритцем Мандэлом обеды проходили по понедельникам, с Розалин - по средам.

На письменном столе в спальне Розалин всегда лежала папка из коричневой кожи с надписью "Господин президент Джимми Картер", которую ее муж как-то получил во Франции. В эту папку она складывала документы, необходимые для обсуждения с мужем во время еженедельного обеда.

Розалин Картер была одной из самых популярных Первых леди после второй мировой войны. Согласно опросу мнений, Розалин Картер занимает пятое место в списке самых влиятельных жен президентов. "Ньюсуик" даже называла ее "самой влиятельной Первой леди новейшей истории".

Розалин считали тщеславной Первой леди. Во время посещения Канады в августе 1977 года, на вопрос, считает ли она себя потенциальным кандидатом на пост президента, она ответила: "Я никогда не утверждала, что могу все", но когда журналист более настойчиво повторил вопрос, то услышал решительный ответ: "Когда закончится срок президентства Картера, я вернусь домой".

За два года Розалин Картер публично выступила с 248 речами, дала 154 интервью, приняла участие в 641 заседании, посетила 36 стран. Самые важные речи для Розалин писала ее пресс-секретарь Мэри Хоит, некоторые она писала сама. Иногда просила мужа сделать критические замечания к тексту. Стиль ее речей был прост и доходчив, но в ее выступлениях не было ни цитат, ни остроумных шуток. Никогда они не появлялись на первых страницах газет, что вызывало недовольство Розалин.

Президент доверял супруге различные зарубежные миссии. Она побывала во многих странах, где ее считали "летающим послом", представителем президента Соединенных Штатов: посетила лагеря беженцев в Таиланде, в 1977 году предприняла поездку в латиноамериканские страны, где шла речь об обычном и атомном вооружении и о правах человека. Вернувшись в Вашингтон, сказала: "Во время переговоров было затронуто много вопросов, и мне кажется, что среди них не было ни одного, которого не коснулся бы Джимми Картер". Кто-то из журналистов спросил ее, по какому праву она вмешивается в дела, связанные с внешней политикой, на что получил ответ: "Считаю, что мне удалось способствовать установлению личных контактов с главами государств, которые я посетила. Помимо этого, считаю, что мне удалось разъяснить им цели политики администрации Картера".

Когда договор о Панамском канале, подписанный Картером, натолкнулся в сенате на сопротивление, Розалин пригласила в Белый дом самых влиятельных лиц Соединенных Штатов, чтобы убедить их в необходимости его утверждения. В 1978 году она возглавляла американскую делегацию, принимавшую участие в траурной церемонии похорон Папы Павла VI. В 1979 году в Бостонском аэропорту от имени президента встречала Папу Иоанна Павла II. В декабре 1977 года сопровождала мужа в Польшу. В Варшаве нанесла визит кардиналу Стефану Вышинскому.

В интервью для еженедельника "Перспективы" Розалин Картер так высказалась о впечатлениях, полученных от посещения Польши: "Посещение Польши доставило мне истинное удовольствие. Я все еще нахожусь под впечатлением страны, ее индустриализации и мужества польского народа. Когда сегодня мы с Джимми осматривали памятники, то увидели, как велики были задачи по восстановлению полностью разрушенного города и реконструкции старой части Варшавы. Я поняла, что все это свидетельствует о большом мужестве. Только что я вернулась из детской клиники, которая напоминает о недавних жертвах войны. Это великолепная клиника. Я тоже работаю с детьми и знаю одну детскую больницу в Вашингтоне. Мне кажется, что этот центр является единственной детской больницей, которую можно сравнить с той, что есть у нас в Вашингтоне. Хорошо понимаю те надежды, которые возлагаются на нее, а также шансы и возможности, связанные с ее сооружением. Большинство матерей во всем мире хорошо осознают это".

Согласно результатам опроса мнений установлено, что 70% американцев считают, что Розалин Картер хорошо или даже очень успешно выполняет задачу представительницы Соединенных Штатов. Отчетный доклад о результатах поездки она представила не только в Белом доме, но и комитету сената по внешнеполитическим вопросам.

Особенно активно Розалин занималась вопросами социального обеспечения психически больных людей, убеждала мужа в необходимости создания Комиссии психического оздоровления, почетным председателем которой стала. Миссис Картер высказала впоследствии разочарование тем, что президент Рейган резко сократил средства для борьбы против психических заболеваний.

Она поддерживала программу обеспечения пожилых людей, посещала дома престарелых, выступала за расширение платежей на социальные нужды пожилых людей, была сторонницей создания детских садов и яслей.

Розалин боролась за ратификацию дополнения к конституции о равноправии женщин и гордилась тем, что муж назначил на правительственные должности больше женщин, чем любой другой президент до него. 22% всех назначений, предпринятых Картером, касались женщин. В его кабинете было три женщины. Розалин так комментировала этот факт: "Все знают, что я постоянно советовала мужу привлекать больше женщин для работы в Белом доме и в правительстве". И не скрывала разочарования, поскольку дополнение к конституции о равноправии женщин не было ратифицировано за время президентского правления мужа. Это дополнение не набрало в парламентах штатов необходимого количества голосов и в 1982 году было окончательно отклонено.

Розалин интересовали и взаимоотношения между большими американскими городами. Как-то один журналист упрекнул ее, что она занимается слишком многими проблемами. Она возразила: "А разве это плохо?"

Часто заступалась за культуру и искусство. В Белый дом постоянно приглашались ведущие представители не только американского, но и зарубежного искусства: классического, современного и фольклорного. После Элеоноры Рузвельт только Розалин выступала перед комитетами конгресса. Поэтому по степени общественной активности ее часто сравнивали с Элеонорой Рузвельт.

Критики хотя и соглашались с ее добрыми намерениями, считали, что она не умеет вдохновлять людей. Слишком холодная натура, которую можно уважать, но не любить.

Несомненно, личная охрана президента оказывала влияние на образ жизни семьи. Розалин научилась приветствовать толпу людей, не подвергая себя опасности. Она только касалась руки любого человека, не пожимая ее, чтобы никто не мог стащить ее с подиума или затащить в толпу. Ей было категорически запрещено принимать подарки и раздавать автографы. Любая посылка на имя президента или его супруги проверялась вначале службой безопасности.

Розалин вспоминала об одном драматическим эпизоде на встрече с избирателями в небольшом мексиканском городке. Одна пожилая женщина хотела передать Розалин медвежонка для ее дочери Эми. Розалин подошла к толпе, но протиснуться к женщине не смогла, и медвежонка передавали из рук в руки. Когда он наконец оказался в руках миссис Картер, охранник выхватил его и отшвырнул далеко от себя, опасаясь бомбы внутри игрушки.

Перед путешествием охранники часто напоминали Розалин: "Берите с собой еще несколько дополнительных платьев. Всегда есть опасность, что вас могут забросать яйцами". По указанию охраны Картеры иногда меняли маршрут. По дороге в Венецию, на встречу глав семи стран, Розалин и Джимми были вынуждены надеть пуленепробиваемые жилеты. Вначале Розалин возражала, но согласилась, когда увидела, как протестами осложняет работу охранников.

Семья президента США постоянно получала многочисленные подарки, но ценные она не имела права оставлять себе. Розалин призналась, что от некоторых подарков она отказывалась скрепя сердце, например, от прекрасного серебряного ожерелья, которое ей подарили президент Египта Анвар эль Садат и его супруга. Со слезами на глазах Эми отдала головку Христа, подаренную ей Папой Иоанном Павлом II, когда она была в Ватикане в начале 1979 года, и золотой браслет - подарок президента Италии Сандро Пертини. Кроме этого, президенту Соединенных Штатов запрещено покупать супердорогие подарки членам семьи. В мемуарах Розалин вспоминает о щекотливой ситуации. Когда она принимала участие в церемонии приведения к присяге президента Мексики Лопеса Портилло, ее привело в восторг серебряное кольцо, украшенное бриллиантами, которое было на руке супруги Портилло. Миссис Портилло тотчас же заказала ювелиру копию кольца для миссис Картер. В мексиканском музее Розалин понравился красиво вырезанный столик, и миссис Портилло распорядилась подарить этот столик миссис Картер. Со временем Розалин научилась все восторги держать при себе.

В 1980 году Картер решил выставить свою кандидатуру на второй срок. Так как он должен был находиться в Белом доме, чтобы решить проблему американских заложников в Тегеране, то Розалин пришлось гораздо больше ездить по стране, чем во время выборов 1976 года. Из-за бесчисленных мероприятий у нее вдруг пропал голос, в Иллинойсе у нее под глазами появились темные круги. Врачи предположили, что она съела что-нибудь недоброкачественное, но Розалин в шутку говорила, что это аллергия на предвыборную кампанию.

До последнего момента она надеялась, что муж одержит победу над Ро

Источник: peoples.ru

Скажи!

© Кумир.Ру