Кумир.Ру

Роберт Фалкон Скотт

Категории › НаукаПутешественники

Роберт Фалкон Скотт

Полярный исследователь, один из первооткрывателей Южного полюса

Имя: Роберт
Фамилия: Фалкон
Дата рождения: 06.06.1868
Гражданство: Великобритания

В тридцать лет лейтенант Скотт остался единственной опорой для матери и четырех своих сестер. Он был на хорошем счету у начальства, но только через десять лет мог получить следующий чин - капитана 2-го ранга. Рассчитывать на протекцию не приходилось. Скотт подал рапорт о своем желании возглавить экспедицию для исследования Арктики. Год спустя он был досрочно произведен в капитаны 2-го ранга и стал начальником экспедиции. Скотт не имел ни малейшего полярного опыта и в 1900 году специально ездил в Норвегию консультироваться с Нансеном. В Германии ознакомился с подготовкой антарктической экспедиции Дригальского.

По официальным документам, экспедиция не ставила своей целью достижение Южного полюса. Роберт Скотт, Эдуард Уилсон, Эрнст Шеклтон составляли полюсный отряд. До 79-й параллели их сопровождала вспомогательная партия из 12 человек.

Зимой собаки питались специальными сухарями из пеммикана (изготовленными для собак лучшими фирмами Англии), но в этом путешествии по совету какого-то "знатока" их перевели на "диету" из мороженой рыбы, которая оказалась подпорченной. Собаки слабели с каждым днем. Через пять недель одна за другой стали умирать...

Паек людей сократился до полутора фунтов в день, и чувство голода не покидало их. Все страдали от снежной слепоты, Уилсон, придерживаясь за нарты, временами брел с завязанными глазами. У Шеклтона появились первые признаки цинги. 1 января, достигнув широты 82° 17', они повернули обратно.

Весной Скотт возглавил новое санное путешествие - в глубь Земли Виктории. На этот раз без собак. Впрягшись в лямки, они прошли за 59 дней 725 миль. Почти по тринадцать миль в сутки, а бывало и по тридцать! Как писал Скотт, они "развили скорость настолько близкую к скорости полета, насколько это возможно для санной партии".

Проведя в Антарктиде две зимы, английская экспедиция вернулась на родину с триумфом. Двенадцать объемистых томов стали ее итогом - метеорологические, гидрологические, биологические, магнитные наблюдения, работы по физической географии, геологии Антарктиды. Англичане исследовали шельфовый ледник Росса, внутренние части Земли Виктории.

Скотт как начальник экспедиции заслужил общее уважение за решительность - когда пробивался на судне к берегу Антарктиды, за мягкость - во время зимовки и, наконец, за личное мужество. Он получил золотые медали от географических обществ Англии, Америки, Дании, Швеции. Географическое общество России избрало его своим почетным членом. Скотт был произведен в капитаны 1-го ранга. Английский король пригласил его погостить несколько дней в своей резиденции и вручил ему орден Виктории.

А Скотт признавал: "Мы были ужасающе невежественны: не знали, сколько брать с собой продовольствия и какое именно, как готовить на наших печах, как разбивать палатки и даже как одеваться. Снаряжение наше совершенно не было испытано, и в условиях всеобщего невежества особенно чувствовалось отсутствие системы во всем".

2 сентября 1908 года он обвенчался с молодой художницей и скульптором Кетлин Брюс, а 14 сентября 1909 года у них родился сын. Его назвали Питером в честь Питера Пэна, героя книжки Дж. Барри - друга Скотта.

Свое будущее Скотт уже навсегда связал с Антарктидой. Накануне рождения сына, 13 сентября 1909 года, он объявил об организации новой антарктической экспедиции.

"Главной целью, - сказал Скотт, - является достижение Южного полюса, с тем чтобы честь этого свершения досталась Британской империи".

О своем намерении покорить Южный полюс заявляли также Пири и Амундсен. Но Пири не смог собрать денег на экспедицию. И главным конкурентом становился Амундсен.

У Амундсена - 120 собак. У Скотта - три мототягача, 19 низкорослых, но выносливых маньчжурских лошадок и 35 ездовых собак. Но один тягач затонул при разгрузке, а осенью и зимой погибли по разным причинам девять лошадей и десяток собак.

План экспедиции сложился давно. Вначале - шельфовый ледник Росса, 700 километров. Затем между широтами 83,5° и 85,5° предстоит трудный подъем на высоту более трех тысяч метров по рассеченному трещинами леднику Бирдмора. А дальше, вероятно до самого полюса, высокогорное ледяное плато. Еще полтысячи километров.

Весь путь до полюса и обратно составлял около трех тысяч километров. Скотт рассчитывал затратить на него около 145 суток. Мототягачи должны были доставить грузы для склада на широту 80°30'. Предполагалось, что лошади и собаки смогут довезти большую часть необходимых грузов по крайней мере до ледника Бирдмора.

В путь он выступил 2 ноября 1911 года.

Капитану Скотту нелегко управлять своим "беспорядочным флотом". Сильные лошади работают с неполной отдачей, на несколько часов меньше, чем слабые. Собачьи упряжки за пару часов легко пробегают те 10 миль, которые лошади преодолевают за день. Бывшая моторная партия, дотащив свой груз до указанной в инструкции широты 80°30', шесть дней вынуждена ждать подхода основной группы и новых указаний. Невосполнимая потеря времени! 21 ноября все три группы наконец соединились.

Моторные сани пришлось бросить, пони перебили за 83-й параллелью, когда вышел весь фураж. Вскоре у 84° были отправлены обратно собачьи упряжки, и англичане сами тащили тяжело нагруженные сани.

За 85° Скотт приказал вернуться четверым участникам экспедиции.

3 января на широте 87°30' Скотт объявляет свое решение. Трое завтра возвращаются. К полюсу пойдут пятеро: Уилсон, Эванс, Отс, Боуэрс и сам Скотт. Трое возвращающихся ужасно огорчены. "Бедный Крин расплакался", - записывает Скотт.

9 января позади рекордная широта Шеклтона. 13 января достигнута широта 89°9'. До полюса - 51 миля. "Если и не дойдем, то будем чертовски близко от него".

Когда до полюса было всего несколько километров, Скотт занес в дневник следующую запись: "...разглядели черную точку впереди... [оказавшуюся] черным флагом, привязанным к полозу от саней. Тут же поблизости были видны остатки лагеря... Норвежцы нас опередили. Они первыми достигли полюса. Ужасное разочарование!" 18 января англичане нашли палатку, а в ней - несколько брошенных инструментов, три мешка с "беспорядочной коллекцией рукавиц и носков" и записку на имя капитана Скотта от Амундсена с просьбой доставить от него письма норвежскому королю. Англичане сфотографировали и зарисовали палатку, у полюса водрузили английский флаг, сфотографировались и пустились в обратный путь. "Ужасное разочарование! Мне больно за моих верных товарищей".

Короткое грустное торжество на полюсе: "К нашему обычному меню мы прибавили по палочке шоколада и по папиросе".

Впереди обратный путь, полторы тысячи километров.

"Борьба будет отчаянная. Спрашивается, удастся ли победить?" - записывает Скотт.

С первых же дней в его дневнике появляются тревожные нотки. У Отса постоянно зябнут ноги. Уилсон мучается с глазами - снежная слепота. Эванс еще по дороге к полюсу сильно порезал руку при переделке саней, вдобавок у него обморожены пальцы рук и нос.

Кончилось антарктическое лето. Надвигается зима. Мороз достигает 30-40 градусов. При низких температурах снег, как песок... Двенадцать миль в день, затем одиннадцать, шесть, пять с половиной.

Последняя запись: "Четверг, 29 марта. С 21-го числа свирепствовал непрерывный шторм. Каждый день мы были готовы идти (до склада всего 11 миль), но нет возможности выйти из палатки, так несет и крутит снег. Не думаю, чтобы мы теперь могли еще на что-то надеяться. Выдержим до конца. Мы, понятно, все слабеем, и конец не может быть далек. Жаль, но не думаю, чтобы я был в со стоянии еще писать".

Ниже подпись. Почерк, кажется, совсем не изменился: "Р. Скотт"...

Восемь месяцев спустя специальная спасательная партия нашла полузасыпанную снегом палатку, нашла их тела.

А на мысе Хижины, на вершине Наблюдательного холма, установлен девятифутовый крест из австралийского красного дерева. На нем - пять фамилий, ниже, как эпитафия, - строка английского поэта. По-русски она звучит так: "Бороться и искать, найти и не сдаваться".

Амундсен позднее скажет: "Никто лучше меня не может воздать должное геройской отваге наших мужественных английских соперников, так как мы лучше всех способны оценить грозные опасности этого предприятия... Мужества, твердости, силы им было не занимать".

В своей предсмертной записке "Послание обществу" Роберт Скотт говорит: "Причины катастрофы не вызваны недостатками организации, но невезением в тех рискованных предприятиях, которые пришлось предпринимать".

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру