Кумир.Ру

Павел Крюков

Категории › ВоенныеЛетчики

Павел Крюков

Летчик истребитель

Имя: Павел
Фамилия: Крюков
Дата рождения: 15.12.1906
Гражданство: Россия

Родился 15 Декабря 1906 года в селе Бирёво, ныне Клинского района Московской области, в семье крестьянина. Жил в Москве, работал столяром, учился на Рабфаке. С 1932 года в Красной Армии.

Участвовал в боях с японскими захватчиками в районе реки Халкин - Гол, где сбил 3 самолёта врага. Был награждён орденом Красного Знамени.

С началом Великой Отечественной войны на фронте. Сражался на Юго - Западном, Северо - Кавказском, Южном, Юго - Восточном, 4-м, 2-м и 1-м Украинских фронтах, пройдя путь от командира эскадрильи до командира истребительной авиационной дивизии.

К Маю 1943 года штурман 16-го Гвардейского истребительного авиаполка ( 216-я смешанная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо - Кавказский фронт ) Гвардии майор П. П. Крюков совершил 415 боевых вылетов на разведку и штурмовку войск противника, прикрытие и сопровождение своей авиации. В 40 воздушных боях сбил лично 6 и в составе группы 1 самолёт противника. 24 Мая 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего ( с учетом Халкин - Гола ), совершил около 650 боевых вылетов, в воздушных боях одержал 22 личные и 1 групповую победу.

После войны продолжил службу в ВВС, командовал истребительной авиационной дивизией. В 1951 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1956 года Генерал - Майор авиации П. П. Крюков - в запасе, жил в Москве. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( четырежды ), Суворова 2-й и 3-й степени, Kутузова 2-й степени, Красной Звезды, медалями. Умер 11 Ноября 1974 года.

* * *

Старейшина советских асов первый полёт совершил в 1931 году на биплане Р-1 - лицензионной машине, построенной по чертежам английского "Ди Хэвиленда - 9". В середине 1930-х годов служил в 51-й истребительной эскадрилье в Забайкалье.

В 1939 году на И-15бис сражался на реке Халхин - Гол, где сбил 3 японских самолёта. В последнем бою сам был сбит, получил тяжёлые ожоги, приземлился на парашюте и долго лечился. В свою эскадрилью он уже не вернулся. За бои в небе Монголии Павел Крюков был награждён орденом Красного Знамени.

К началу Великой Отечественной войны П. П. Крюков был уже Капитаном, заместителем командира эскадрильи 55-го истребительного авиационного полка.

Лётчик - самоучка, формально окончивший Энгельсское военное авиационное училище лишь в 1943 году, он был одним из тех немногих в полку благородных и сильных людей, кто способствовал расцвету могучего таланта Александра Ивановича Покрышкина.

Строгий и требовательный к людям, Покрышкин исключительно высоко ценил Крюкова. В своей книге "Небо войны" он писал:

"Павел Крюков... Коренастый, невысокого роста и немного медлительный, он с первых дней войны стал для меня образцом для подражания. Я уважал его не только за боевые заслуги, мне нравился его спокойный характер и рассудительность, умение делать правильные выводы и особенно душевная чуткость... Но, как и любой человек, Крюков имел свои недостатки. К сожалению, в ходе боя он иногда терял контроль над собой, забывая обо всем. Вцепившись мёртвой хваткой в противника и совершая на максимальной скорости резкие маневры, он нередко отрывался от своих ведомых, ставя их в трудное положение".

Свой первый боевой вылет в Отечественную войну Павел Крюков выполнил 22 Июня 1941 года на МиГ-3, вылетев на дальнюю разведку, на территорию Румынии. Горючего едва хватило, чтобы на обратном пути перетянуть через границу...

Осенью 1941 года Капитан П. П. Крюков был назначен командиром тренировочной эскадрильи, его заместителем стал Покрышкин. Там они "учили молодёжь тому, что показал опыт боевых действий", невзирая на ревнивые указания штабов, в ущерб своей служебной карьере...

Летали тогда на стареньких И-16, вооружённых грозными реактивными снарядами. Учёба носила довольно своеобразный характер. Вслед за занятиями у классной доски, с макетами самолётов лётчики эскадрильи почти каждый день сдавали экзамен в боевых условиях. Им доверили штурмовку железнодорожных станций и эшелонов противника.

Однако низкая облачность и частые позёмки мешали воспитанникам Капитана Крюкова. Это обстоятельство к помогло родиться новому тактическому приёму. Дело в том, что обычно истребители атаковали цель с большой высоты и обстреливали её в крутом пике. А как быть при низкой облачности ?

- Надо попробовать с пологого пикирования, - предложил Покрышкин.

- За пробой дело не станет, - ответил Крюков. - Сегодня же и попробуем.

Они полетели на штурмовку с малой высоты первыми. Удар с переменным углом пикирования превзошёл все ожидания. Новый способ штурмовки оказался более эффективным, чем старый. Увеличилась продолжительность огня, сократилась дальность стрельбы. Разумеется, понравился он и молодым лётчикам.

Но вдруг на учёбный аэродром нагрянуло с инспекцией дивизионное начальство. Командир эскадрильи и его заместитель не замедлили доложить о новинке. И тут началось: "Кто позволил ? Почему не по инструкции ?" Крюков и Покрышкин попытались было говорить о боевом опыте, приобретённом в первых схватках с врагами. Ведь в полку шли поиски и других новинок в тактике истребительной авиации. Куда там ! Приезжие стояли на своём. Разговор кончился тем, что "новаторы" получили по взысканию.

Может быть, и не стоило бы вспоминать этот эпизод многолетней давности. Его, наверно, скоро забыли и та и другая стороны. Но очень уж он показателен для первых месяцев войны. Не поддержи в те дни Крюков предложение Покрышкина, кто знает, как бы скоро в полку родились и знаменитая "этажерка", и "маятник", и легендарная формула воздушного боя: "Высота - скорость - маневр - огонь".

Атмосферу творчества в полку создавали ветераны, видевшие в развитии тактики залог будущих побед. Душой этого дела был Капитан Крюков. Он часто рассказывал о мужестве, мастерстве и боевой хитрости первых дважды Героев Советского Союза Сергея Грицевца и Георгия Кравченко, о лётчиках группы Капитана Николая Звонарёва, которые над рекой Халкин - Гол впервые в боевой обстановке использовали реактивные снаряды.

- За период военных действий в Монгольской Народной Республике с 20 Августа по 1 Сентября, - говорил Крюков, - группой лётчиков под командованием Капитана Звонарёва ( они тоже летали на И-16 ) было сбито 13 самолётов противника.

Надо ли говорить, как такие рассказы поднимали боевой дух молодых лётчиков ! Между тем обстановка усложнялась с каждым днём. Летом 1942 года немецкое командование свой основной удар решило нанести на южном крыле советско - германского фронта. Противник стремился захватить Сталинград, окружить и уничтожить наши войска между Доном и Кубанью, овладеть Кавказом.

Численное превосходство немецкой авиации было явным. Наши лётчики вели боевые действия на пределе человеческих возможностей. Они смело вступали в бой, добивались успеха и... приземлялись на аэродромах, расположенных к востоку от фронта. Наступление противника всё еще продолжалось.

Павлу Крюкову чаще всего приходилось летать ведущим. Учить лётчиков на земле не было ни физических сил, ни самых элементарных условий. Он перенёс занятия в небо, в гущу сражений. "Делай, как я !" - стало его педагогическим правилом.

Однажды комэск с группой истребителей прикрывал штурмовиков, наносивших удар по аэродрому врага. При подходе к цели ведущий первым заметил бомбардировщик Ju-88, который делал круг над площадкой. На раздумье не было и секунды. Соколиный удар Крюкова - и "Юнкерс" вспыхнул. Павел взмыл вверх, чтобы надёжно защитить своих подопечных. Штурмовики действовали напористо и умело. На аэродроме было уничтожено до 10 вражеских самолётов.

В те дни Крюков был не только командиром эскадрильи. Коммунисты избрали его секретарем партийного бюро. Случилось так, что вместе с комиссаром полка М. А. Погребным он в перерыве между боевыми вылетами вручал партийный билет Александру Покрышкину, ставшему потом первым в нашей стране трижды Героем Советского Союза.

Наши войска продолжали отступать, но не прекращались боевые вылеты лётчиков. Штурмовки чередовались с сопровождением штурмовиков и бомбардировщиков, полётами на воздушную разведку и прикрытие переднего края. Настойчивый поиск новых тактических приёмов, в котором участвовали Александр Покрышкин, Павел Крюков, Виктор Фигачев и другие лётчики полка, давал хорошие результаты. Пара самолётов - ведущий и ведомый - становилась основной тактической единицей.

В полётах на Изюм, Сватово, Старобельск утвердилась знаменитая "этажерка", обеспечивавшая чёткое взаимодействие между группами истребителей, точность их огня, свободу маневра. Используя новый тактический приём, лётчики полка не потеряли от огня вражеских истребителей ни одного штурмовика и бомбардировщика.

7 Марта 1942 года полк был переименован в 16-й Гвардейский ИАП. Гвардейское знамя вручал командующий 4-й Воздушной армией Генерал - Лейтенант К. А. Вершинин. Скоро пришёл приказ о назначении Гвардии майора П. П. Крюкова штурманом родного полка. К тому времени грудь ветерана украшали два ордена Красного Знамени.

Здесь, очевидно, уместно сказать, что во второй половине 1942 года авиационная промышленность нашей страны благодаря самоотверженной работе тружеников тыла намного увеличила выпуск боевых самолётов. Это дало возможность Ставке Верховного Главнокомандования и командованию ВВС сначала создать на базе фронтовой авиации Воздушные армии, а затем приступить к формированию крупных авиационных резервов.

Новая должность принесла Крюкову новые заботы. Теперь он отвечал за штурманскую подготовку всех лётчиков полка. Но это не убавило его стремления летать на боевые задания. Он особенно отличился на Терском хребте в районе Вознесенской. Снижаясь до высоты 10 - 15 метров, Крюков в упор расстреливал и поджигал вражеские автомашины. Его примеру следовали ведомые. Каждый делал по 4 - 5 боевых вылетов за день. Помощь авиации сказалась на действиях наземных армий. В Ноябре наступление врага было остановлено. Прорваться в Закавказье ему не удалось.

К осени 1942 года, перед отправкой в тыл на переучивание, в составе 16-го ГвИАП оставались лишь 2 эскадрильи по 8 Як-1 в каждой - Крюкова и Покрышкина...

Зимой 1943 года полк должен был получить новые самолёты и освоить их боевое применение. Особенно много пришлось потрудиться штурману полка. Полёт предстоял по малоизвестному маршруту над горами. Лётчики, подготовленные Крюковым, успешно завершили необычное задание. В Закавказье началась подготовка к новым воздушным боям. Основное внимание Крюков сосредоточил на обучении ведущих групп новым тактическим приёмам, рожденным в оборонительных сражениях.

В период зимней кампании наши войска выбили противника с Северного Кавказа и освободили большую часть Кубани. Весенняя распутица приостановила наступление. Ко времени прилёта 16-го Гвардейского полка на краснодарский аэродром противник, загнанныё на Таманский полуостров, построил сильно укреплённую линию обороны, которую назвали "Голубой линией". Она протянулась от Новороссийска до Азовского моря и была прикрыта частями 4-го Воздушного флота и известной в Люфтваффе эскадрой "Удет". Численное превосходство было всё ещё на стороне врагов.

Первые боевые вылеты на новом месте Крюков сделал при отражении вражеских налётов на Краснодар. И снова его и Покрышкина фамилии в боевых донесениях стояли рядом. А потом началась поддержка наступления наших войск в районе Крымской, прикрытие с воздуха героического десанта на Малой земле.

- Положение наших войск на плацдарме, - говорил лётчикам Генерал Вершинин, - очень тяжёлое. Противник сосредоточил здесь до 27 тысяч человек, большое количество боевой техники. Почти всё время по 50 - 60 бомбардировщиков под сильным прикрытием истребителей висят над Малой землей...

Воздушные бои начинались с рассветом и заканчивались в вечерних сумерках. Ночную вахту принимали легкокрылые По-2 и дальние бомбардировщики. Мощь ударов советской авиации нарастала с каждым днём. Гордостью наполнились сердца Гвардейцев, когда на наши аэродромы один за другим прибыли 3 авиационных корпуса Резерва Ставки Верховного Главнокомандования.

- Теперь покажем им, где раки зимуют, - басил Вадим Фадеев, командир эскадрильи, с которой Крюков возвращался в Краснодар после получения новых самолётов.

Решающие схватки в воздухе начались 20 Апреля. Именно этот день, как потом выяснилось, был крайним сроком, когда немецкое командование наметило разгромить войска нашей 18-й армии под Новороссийском.

Трудно передать, что творилось в небе. Куда ни глянешь, то в одиночку, то звеньями сходились в смертельных петлях наши и немецкие самолёты. Чёрные шлейфы сбитых машин, пересекая друг друга, тянулись к земле. За 3 дня боёв наши летчики сбили над Малой землей 117 вражеских самолётов.

Среди поверженных были и самолёты, сбитые авиаторами под руководством Гвардии майора П. П. Крюкова. Став штурманом полка, он продолжал водить в бой группы истребителей, совершенствовал их боевые порядки, учил ведущих пар и четвёрок взаимодействию и взаимовыручке. Так было и во второй половине дня 21 Апреля.

Вылетели восьмёркой прикрывать штурмовиков в районе Федотовки. Ударную четвёрку возглавлял Николай Искрин, будущий Герой Советского Союза. Всё шло по плану. На подходе к цели штурмовики выпустили реактивные снаряды и перешли на пологое пикирование, чтобы сбросить бомбы и обстрелять врагов из пушек. Внезапно появились 3 "Мессера". - "Искра", охотники ! - предупредил Крюков ведущего ударной четвёрки.

Искрин и сам заметил врагов. Он стремительно атаковал ведущего и сбил его. Остальные покинули поле боя. Охраняемые четвёркой Крюкова "Ильюшины", спокойно завершив своё дело, вернулись на базу. Через полчаса в полк пришла телефонограмма от командующего войсками фронта Генерал - Полковника И. Е. Петрова, в которой он благодарил истребителей и штурмовиков за хорошую боевую работу.

Надо сказать, что командование фронта внимательно следило за действиями лётчиков в воздухе. Однажды Крюкову ( случилось это 11 Апреля 1943 года над станицей Крымской ) в одном вылете удалось сбить 3 вражеских самолёта. Ещё большего успеха добился командир эскадрильи Александр Покрышкин. Он одержал 4 победы. Командующий ВВС фронта Вершинин не только прислал радиограммы, в которых за смелые действия и сбитые самолёты объявил благодарность лётчикам той и другой группы, но и приказал ведущих представить к награждению боевыми орденами.

Обычно немногословный Крюков воодушевлялся, когда речь заходила о воздушных боях. Энергично размахивая руками, он показывал, как атаковал и "срубил" очередного "Мессера" или "Юнкерса".

- Ведущего срезал в лобовой атаке, - рассказывал он лётчикам о том бое, показывая кистями рук положение своего самолёта относительно противника в момент атаки. И каждому была понятна модель боя. - Его ведомого поджёг на вертикали, - новая комбинация рук, - а третьего ударил по кабине. Вот. Чевёртый в облака нырнул...

Летали много. Задания были разные. Самые сложные доставались наиболее опытным. В разгар боёв штабу Северо - Кавказского фронта стало известно, что противник через Керченский пролив перебрасывает на Таманский полуостров свежие силы. Задачу по воздушной разведке Крюкову ставил Генерал - Майор авиации Н. Ф. Науменко.

- Просмотрите Темрюкский и Таманский заливы, - говорил он, - развернетесь у Керченского пролива и просмотрите берег Черного моря. Попробуйте сфотографировать Анапу. Дальше - по обстановке...

Обстановка сложилась так, что линию фронта Крюков пересёк один. Его ведомый вернулся на аэродром из - за неисправности мотора. Первую часть задания Крюков выполнил без приключений. Но в районе Анапы на него навалились 8 Ме-109. Он бросил машину на вертикаль. Немцы за ним, мешают друг другу - каждому хочется сбить одиночный самолёт.

Но на вертикали сбить Гвардейца им не удалось. Тогда они изменили тактику и затянули Крюкова в горизонтальную "карусель". Один в кольце из 8 "Мессеров" ! И каждый из врагов на встречных курсах показывал ему кулак. Что делать ? Броситься вниз - собьют, вверх - тоже не сахар, уже пробовал. А пара Ме-109 откололась от круга и пошла вверх. "Сейчас начнут клевать", - отметил про себя Крюков и вдруг ниже себя увидел стайку облаков. Решение пришло мгновенно. Ручку газа вперед, бросок машины на прорыв - и вот оно, спасительное облако.

Сбавлен газ, уменьшена скорость. Пусть враги проскочат вперед. Предположение Крюкова оправдалось. Когда он вышел из облака, осталось только прицелиться и нажать на гашетку: хвост "Мессера" оказался почти рядом.

Однако игра в кошки - мышки длилась недолго. На Крюкова навалилась новая шестёрка Ме-109. И снова бой на вертикалях с оттягиванием к линии фронта. Стрелка бензомера подходила к нулю, в кабине пахло гарью, но Гвардеец не сдавался. Он знал, с каким нетерпением ждут карту и фотопленку в штабе фронта. Его данные спасут не одну сотню солдат и офицеров наземных войск.

Впереди показалась станица Крымская. Линия фронта совсем рядом. Крюков решил использовать последнее средство - отвесное пикирование, из которого немецкие истребители часто не выходили. Машину жестоко трясло. Ручка управления разбила руку лётчика в кровь. И всё напрасно. На выводе из пикирования Крюкова ждали два "Мессера".

- Но не суждено мне было погибнуть, - говорил он после возвращения в полк с картой и фотоаппаратом не на своём самолёте, а на связном У-2. - Ударили по мне фашисты, да не добили. Вот в заголовнике застрял снаряд. А мне пришлось пойти на вынужденную посадку - кончилось горючее.

И снова бои. Теперь лётчикам всё чаще помогали с земли командами по радио. Боевой счёт штурмана полка Крюкова только с 9 Апреля по 1 Мая увеличился на 5 сбитых самолётов врага. Он вместе с Александром Покрышкиным, Дмитрием Глинкой и Владимиром Семенишиным был вызван к генералу Вершинину, чтобы обсудить вопросы дальнейшего совершенствования тактики истребительной авиации.

После перегруппировки войска Северо - Кавказского фронта перешли в наступление. За 2 дня Крюков сбил ещё 2 "Дорнье". Добились успеха и другие лётчики 16-го Гвардейского полка. С начала Апреля до середины Мая, когда закончились бои в районе Крымской, они уничтожили 120 самолётов противника.

Во второй половине Мая 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" было присвоено большой группе лётчиков полка. В списке новых Героев значились и фамилии Крюкова и Покрышкина.

Наступление продолжалось. Из неба Таманского полуострова воздушные бои переместились в небо Крыма. И, как всегда, одним из первых на боевое задание во главе группы вылетал Гвардии майор П. П. Крюков, один из лучших лётчиков фронта, чьё отточенное мастерство с таким блеском проявилось в небе Кубани...

Затем были напряжённые воздушные схватки на "Миус - фронте", в Молдавии, в Польше...

В Июле 1944 года 9-я Гвардейская авиационная дивизия была передана во 2-й Украинский Фронт, для участия в Львовско - Сандомирской кампании. Крюков стал уже Подполковником и командиром 104-го Гвар дейского авиаполка. Он продолжал летать и в один из дней, в паре с Владимиром Бобровым, провёл свой самый удачный боевой вылет, где ему удалось сбить сразу 3 бомбардировщика Не-111.

Осенью 1944 года Павел Крюков был назначен заместителем командира 9-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии, а закончил войну - командиром 23-й Гвардейской Черкасской орденов Красного Знамени и Богдана Хмельницкого истребительной авиационной дивизий 6-го Гвардейского истребительного Львовского авиационного корпуса.

К концу войны в более чем 600 успешных боевых вылетах он сбил лично 19 и в группе с товарищами 1 самолёт противника. ( М. Ю. Быков в своих исследованиях обнаружил документальные подтверждения на 10 личных и 1 групповую победу ) В 1951 году Гвардии полковник П. П. Крюков окончил Военную академию Генерального штаба. Демобилизовался в 1956 году в звании Генерал - майора. Жил и работал в Москве. Умер 11 Ноября 1974 года.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру