Кумир.Ру

Михаил Бондаренко

Категории › ВоенныеГерои

Михаил Бондаренко

летчик-штурмовик, штурман полка, Герой Советского Союза.

Имя: Михаил
Фамилия: Бондаренко
Гражданство: Украина

Михаил Захарович Бондаренко родился в семье крестьянина. По национальности украинец. Член КПСС с 1940 года.

После окончания семилетней школы Михаил Бондаренко переехал в Киев, где учился в ФЗО, а затем работал кузнецом. В 1936 году по путевке комсомола направлен в авиационную школу. Когда началась Великая Отечественная война, М. 3. Бондаренко уже был опытным летчиком-штурмовиком. На фронте стал командиром авиаэскадрильи, а позже штурманом полка. В годы войны М. 3. Бондаренко совершил около 230 боевых вылетов, во время которых только на аэродромах разбил 20 самолетов противника.

Перед командирской комнатой Михаил замешкался. Вчера, прибыв в полк, он не застал командира, а пакет с личным делом вручил начальнику штаба. Еще раз одернув гимнастерку, лейтенант решительно вошел в кабинет.

— Докладывает лейтенант Бондаренко. Прибыл в ваше распоряжение, — начал он и замялся на секунду под внимательным взглядом подполковника. Затем уже уверенно добавил: — Родину защищаю от фашистского нашествия с первых дней Отечественной. Войну начал с Прибалтики: районы Шауляй — Митава, Рига — Двинск, Себеж — Опочка.

— А до этого? — спросил командир, оглядев крепкую, ладно скроенную фигуру лейтенанта.

— Семилетка, школа ФЗО, потом работал кузнецом на «Арсенале».

Командир полка снова взглянул на лейтенанта, обратил внимание на его упрямый, решительный взгляд.

— Продолжайте, — сказал он, углубившись в личное дело Михаила.

— После приписки в военкомате меня зачислили в артиллеристы. Но вышло все иначе. В тридцать шестом направили в Качинскую школу.

— Ну и как? Не пожалел? — спросил подполковник и по-свойски улыбнулся. Видно было, что и он в свое время бывал в Севастополе, тоже учился в Первой Краснознаменной авиационной школе имени А. Ф. Мясникова. После этой улыбки напряженность у Михаила совсем исчезла, он почувствовал в подполковнике боевого друга, товарища по оружию.

— Признаться, это были самые счастливые годы моей жизни. Трудились с огоньком... Да что рассказывать? В моем деле, вероятно, все есть, — закончил лейтенант, заметив, что командир читает его «лист оценок», заполненный после окончания трехлетней учебы.

В «листе оценок» М. 3. Бондаренко было записано: «Дисциплина хорошая. Решителен. Самостоятелен. Физически развит хорошо. Ориентируется в воздухе отлично. Стрельба по наземным целям — отлично».

— Здесь мне все ясно. А дальше что? — спросил подполковник.

— Затем финская. Защищал небо Ленинграда, совершил семнадцать боевых вылетов. Остальное вы знаете, — закончил Бондаренко.

Это произошло в августе 1941 года. Так Михаил Бондаренко оказался в 198-м штурмовом авиационном полку Ударной авиационной группы № 4 Ставки Верховного Главнокомандования.

То было суровое время. Немецко-фашистские полчища вышли на подступы к Москве. Нашим наземным войскам очень важна была поддержка с воздуха. Наша штурмовая авиация делала все от нее зависящее. Мужественно, самоотверженно шли в бой самолеты звена Михаила Бондаренко. «Задерживая наступление гитлеровцев, — писал командир полка Герой Советского Союза полковник Туровцев, — Михаил Бондаренко показал себя отважным и мужественным летчиком. В сложных метеорологических условиях он выводил группу на цель, внезапными атаками штурмовал автоколонны, танки, автоцистерны с горючим, уничтожал вражескую пехоту».

В конце сентября 1941 года наши разведчики в районе Сафоново — Дубовицы — Амшара обнаружили большое скопление войск противника. Необходимо было разгромить эту вражескую группировку. В помощь наземным войскам вылетели наши самолеты, в том числе штурмовое звено Михаила Бондаренко. Под сильным огнем зенитных установок врага в этом огненном аду, когда, казалось, не было возможности и птице пролететь, над головами гитлеровцев внезапно появилась пара наших штурмовиков. Бомбы и пулеметные очереди обрушились на головы фашистов. Несколькими заходами они атаковали вражескую автоколонну, зловещей змеей вытянувшуюся вдоль дороги, рассеяли фашистские танки, пехоту. Уничтожив семь автомашин с пехотой, штурмовики благополучно вернулись на свой аэродром. Через три дня, 30 сентября, пара самолетов под командованием Бондаренко в районе Яковцево — Зубцы при атаке резервов пехоты, танков и автомашин прямыми попаданиями уничтожила и вывела из строя три фашистских танка, около 10 автомашин и цистерн с горючим. Неделю спустя двумя повторными вылетами штурмовики Бондаренко в районе Батурина уничтожили и вывели из строя 8 вражеских танков, заправлявшихся у автоцистерн, подожгли б автоцистерн с горючим и 15 автомашин.

Самоотверженно и храбро разили гитлеровскую технику летчики звена Бондаренко на дорогах под Белым и Демехой, у Батурина и Шаховской. Сам Михаил Бондаренко только за период с сентября по 20 ноября 1941 года и с 15 февраля по 15 апреля 1942 года совершил 49 боевых вылетов, лично уничтожил и вывел из строя около 30 танков, до 80 автомашин с грузами и пехотой, 15 автоцистерн, 4 самолета Хе-126 при атаке аэродрома Мичково. Командование высоко оценило ратный труд М. Бондаренко. Он был награжден орденом Красного Знамени и ценным подарком командования Западного фронта. Тогда же его приняли в члены партии.

При выполнении боевых заданий самолет Михаила Бондаренко был 11 раз подбит прямым попаданием снарядов. Но Бондаренко неизменно, проявляя мужество и не теряя самообладания, приводил самолет на свой аэродром.

К весне 1942 года ему доверили командовать авиаэскадрильей штурмовиков. Слава о мужественном и смелом истребителе вражеской техники распространилась по всему фронту.

6 июня 1942 года Михаил Бондаренко был удостоен звания Героя Советского Союза.

Летом 1942 года гитлеровцы начали усиленно концентрировать крупные силы для нанесения ударов по нашим войскам на юго-западном участке фронта. Шла переброска войск с других участков. Перед советскими штурмовиками была поставлена задача расстраивать скопления войск противника, наносить штурмовые удары по танковым и механизированным колоннам врага, громить его аэродромы.

В августе 1942 года разведка сообщила, что в районе севернее Орла находится вражеский аэродром, на котором базируется около 100 самолетов. Уничтожение этого вражеского гнезда было поручено летчикам во главе с Михаилом Бондаренко. Девятка штурмовиков в составе экипажей Пушкарева, Рослякова, Малинкина, Лебедева, Гуляева, Башкирова, Петрова, Шитикова, ведомых Героем Советского Союза М. Бондаренко, вышла на задание под прикрытием истребителей. Когда до вражеского аэродрома оставалось не более 20 километров, на горизонте показались немецкие «фокке-вульфы».

Гитлеровские летчики на этот раз, видимо, решили ударить по нашим истребителям и штурмовикам одновременно, чтобы рассеять их и уничтожить поодиночке. Бондаренко быстро разгадал замысел врага. Нанесение удара по вражескому аэродрому Орел-Главный было еще на земле продумано в деталях с летчиками — участниками штурма. Каждый знал заранее свое место и обязанности в случае опасности для товарища. Эту святую задачу летчиков, по выражению Михаила Бондаренко — «чувство локтя», иногда называли «слетанность». Такое «чувство локтя» Михаил Бондаренко впоследствии объяснял так:

— Когда идешь в строю, думаешь о тех, кто с тобой рядом, стараешься не отбиться от них, пытаешься правильно угадать по малейшему покачиванию крыла, какой маневр изберет командир, чтобы тут же повторить его, как бы трудно ни было, — это и есть «слетанность».

Именно эта «слетанность» и помогла летчикам, ведомым Бондаренко, блестяще выполнить штурмовую операцию по разгрому фашистского аэродрома севернее Орла.

Когда «фокке-вульфы» начали подходить к группе Бондаренко, один из ведущих девятки наших штурмовиков, Виктор Малинкин, принял решение отвлечь фашистских истребителей от основной группы и дать ей возможность нанести удар по вражескому аэродрому. Легкое покачивание крылом, полный газ, вот уже маневр Виктора Малинкина понят.

Бондаренко немедленно принимает решение: остальным идти сквозь огневое кольцо на штурм аэродрома. Объект охраняли не меньше сотни различных зенитных орудий.

Через минуту аэродром покрылся вспышками взрывов. Затем в небо взметнулось огромное пламя. Это взорвался фашистский ангар с самолетами. Одновременно одна за другой были подбиты несколько зенитных огневых точек. Взрывы, пламя, снова взрывы — горели бензозаправщики, самолеты, постройки. Результат штурмового удара группы Бондаренко — около 20 подбитых вражеских самолетов. Задание командования выполнено, можно возвращаться на базу, и Бондаренко делает разворот. Но что это? Навстречу идут два «фокке-вульфа». Не меняя курса, Михаил внимательно следит за одним из них. Вот враг уже близко. Наш летчик нажимает на гашетку. Фашистский самолет загорелся и, кувыркаясь, полетел вниз.

Серьезные повреждения получил и самолет Бондаренко: разбит задний бензобак, подбит мотор. Самолет загорелся. Что делать? Казалось, одно спасение — парашют. Но Бондаренко, не теряя самообладания, принимает другое решение. Надо спасти самолет! Сделав ряд виражей, Михаил сумел сбить пламя и, раненый, вывел самолет на свою территорию.

К счастью, раны оказались легкими, и Михаил вскоре опять стал в боевой строй. Каждый его боевой вылет оживленно обсуждался в кругу боевых друзей, на примерах его летного мастерства учились другие. Летчики порой шутили:

— Эскадрилья Бондаренко знает секрет, который приносит ей боевое счастье.

И в самом деле: никто в дивизии не штурмовал неприятеля лучше летчиков эскадрильи Бондаренко. Михаил настойчиво учил своих питомцев, передавая им накопленный богатый, разносторонний опыт воздушного разведчика, штурмовика, мастера воздушного боя.

— В боевой дружбе, скрепленной кровью, в старом солдатском правиле: сам погибай, а товарища выручай — вот в чем секрет наших побед, — говорил Михаил.

Боевые друзья Бондаренко часто вспоминали такой эпизод из его богатой боевой практики. Командование приказало нанести удар по колонне автомашин с вражеской пехотой. Выполнить это задание было поручено паре штурмовиков в составе самолетов Михаила Бондаренко лейтенанта Сергея Шитикова. Разгромив автоколонну, штурмовики повернули к своему аэродрому. Неожиданно со стороны солнца наперерез им вышли шесть вражеских истребителей и навязали воздушный бой. Умело маневрируя, Михаил сбил одного «мессера» и сразу же поспешил на помощь товарищу. Но тут самолет Бондаренко содрогнулся от удара. Глаза летчика заволокло туманом, он почувствовал, как лицо обрызгало горячим маслом из поврежденного мотора. Машинально потянул ручку управления на себя, но она не подчинялась: нарушены блоки управления. Словно в дымке, появился силуэт советского самолета. «Наш», — мелькнула мысль. Собрав последние силы, Бондаренко выравнивает свой самолет и идет к нему. Штурмовик, то вырываясь вперед, то вновь возвращаясь назад, показывает Михаилу направление полета, условными сигналами давая ему знать, что наша территория в нескольких минутах полета. Так и привел Михаила Бондаренко и помог ему сесть на свой аэродром Сергей Шитиков, его верный помощник и боевой друг. Именно об этом случае вспоминал М. Бондаренко в своей статье «Они помогли мне в бою», которая была опубликована в «Известиях» 17 августа 1944 года. Тогда он писал: «Если вдуматься, то запоминаешь больше всего не то, что сделал сам. Запоминаешь то, что сделал для тебя в трудную минуту товарищ».

В одном из боев Михаил Захарович спас лейтенанта от верной гибели. Сергей Шитиков был сбит над вражеской территорией. Поврежденный самолет пришлось посадить на поле недалеко от линии обороны противника. Увидев это, М. Бондаренко тут же направил свою машину на помощь товарищу. Уже под огнем бежавших к самолету гитлеровцев Михаил посадил Сергея к себе в машину и благополучно вернулся с раненым товарищем на свой аэродром.

Много подвигов на боевом счету прославленного летчика. Каждый раз хладнокровие, умелая ориентировка в сложных условиях воздушного боя помогали Михаилу Бондаренко выйти, казалось бы, из безнадежного положения.

Главное, что всегда помнил Бондаренко, — это точное выполнение приказа командования, долг перед Родиной, перед своим народом, перед товарищами по тяжелому ратному труду.

В июне 1943 года по нашим тылам на центральном участке фронта начали наносить удары фашистские бомбардировщики, выводя из строя предприятия и железнодорожные станции, разрушая аэродромы и склады.

Командование поручило штурмовой авиации уничтожить вражеские аэродромы, с которых поднимались фашистские ночные бомбардировщики.

После обнаружения одного из таких аэродромов в районе Сещи группе штурмовиков в составе 12 самолетов ИЛ-2 под командованием майора М. Бондаренко было приказано уничтожить боевую технику на этом вражеском аэродроме. На задание вылетели с наступлением темноты. На пути к цели штурмовики были встречены сильным заградительным огнем зенитной артиллерии и большой группой вражеских истребителей. «Оказавшись в огневом мешке, — вспоминал Бондаренко, — наши штурмовики не потеряли боевого порядка». Пришлось отказаться от ранее принятого плана и действовать согласно обстановке. Умелым маневром Бондаренко поднял свою группу вверх и оттуда нанес удар по аэродрому. Раздался взрыв огромной силы, загорелся ангар, взлетел в воздух склад боеприпасов, вспыхнули цистерны с горючим. Но в это время в воздух вдогонку уходившим советским штурмовикам взвилось еще более десятка истребителей «фокке-вульф». Машина Бондаренко была повреждена, сильно пострадал киль, отбит один элерон, заклинило руль глубины.

Наши штурмовики держали курс на свою базу. Более 20 минут вел поврежденную машину Бондаренко, продолжая руководить другими летчиками. Наконец, все самолеты группы перевалили через линию фронта и без серьезных потерь приземлились на ближайшем аэродроме в прифронтовой полосе.

В результате этой ночной операции штурмовая группа Бондаренко вывела из строя около 20 фашистских самолетов, взорвала ангар и склад с боеприпасами, подожгла более 10 цистерн с горючим.

К этому времени Герой Советского Союза майор Михаил Бондаренко совершил 230 боевых вылетов, лично уничтожил около 20 самолетов противника на аэродромах и два — в воздушных боях. О подвигах М. Бондаре нко командир 198-го штурмового авиационного полка майор Карякин писал: «Он не имел ни одного случая невыполнения боевого задания». За уничтожение сещинского аэродрома, за летное мастерство, героизм и самоотверженность в боях с фашистскими захватчиками прославленный летчик М. Бондаренко, тогда уже штурман полка, был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

До глубокой осени 1943 года громил врага майор Михаил Бондаренко. А в ноябре того же года пришел приказ о зачислении его слушателем Краснознаменной Военно-воздушной академии. Через три года, успешно окончив академию, он продолжал службу в Военно-Воздушных Силах в должности командира авиационного полка. В один из летних дней 1947 года М. 3. Бондаренко трагически погиб, оставаясь до конца преданным сыном социалистической Родины, верным защитником ее воздушных рубежей. Ныне колхоз его родного села Богдановка Яготинского района Киевской области носит имя прославленного летчика.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру