Кумир.Ру

Марио Дель Монако

Категории › ИскусствоТеатрОпераТенор

Марио Дель Монако

итальянский певец (драматический тенор)

Имя: Марио
Фамилия: Дель
Дата рождения: 27.07.1915
Гражданство: Италия

Итальянский певец (драматический тенор). Ученик Л. Мелаи-Палаццини (Melai-Palazzini) и А. Мелокки (Melocchi). Дебютировал в 1939 в роли Турриду ("Сельская честь" Масканьи, Пезаро), по другим данным - в 1940 в той же партии в Театре Коммунале, Кальи или даже в 1941 в партии Пинкертона ("Мадам Баттерфляй" Пуччини, Милан). В 1943 году выступил на сцене театра Ла Скала, Милан в партии Рудольфа ("Богема" Пуччини). С 1946 пел в Ковент Гардене, Лондон, в 1957-1959 выступал в Метрополитен Опера, Нью-Йорк (партии Де Грие в "Манон Леско" Пуччини; Хозе, Манрико, Каварадосси, Андре Шенье). В 1959 году гастролировал в СССР, где триумфально выступил в роли Канио ("Паяцы" Леонкавалло; дирижёр - В. Небольсин, Недда - Л. Масленникова, Сильвио - Е. Белов) и Хозе ("Кармен" Бизе; дирижёр - А. Мелик-Пашаев, в заглавной партии - И. Архипова, Эскамильо - П. Лисициан). В 1966 исполнил партию Зигмунда ("Валькирия" Вагнера, Штудгарт). В 1974 выступил в роли Луиджи ("Плащ" Пуччини, Торре дель Лаго) в спектакле по случаю пятидесятилетия со дня смерти композитора, а также в нескольких представлениях "Паяцев" в Вене. В 1975 году, дав 11 спектаклей в течение 20 дней (театры "Сан-Карло", Неаполь и "Массимо", Палермо), завершил блистательную карьеру, длившуюся более 30 лет. Скончался вскоре после автокатастрофы в 1982 году. Автор воспоминаний "Моя жизнь и мои успехи".

Марио Дель Монако - один из крупнейших и наиболее выдающихся певцов XX века. Крупнейший мастер искусства бельканто середины века, он использовал в пении метод опущенной гортани, полученный им у Мелокки, что давало ему возможность извлекать звук огромной силы и стального блеска. Великолепно подходивший для героико-драматических партий в операх позднего Верди и веристов, уникальный по насыщенности тембра и энергетике, голос Дель Монако был словно создан для театра, хотя в то же время в записи он был менее хорош. Дель Монако по праву считается последним тенором di forza, чей голос составил славу бельканто в ушедшем веке и стоит в одном ряду с крупнейшими мастерами XIX века. Немногие могли сравниться с ним по мощи звучания и выносливости и никто, в том числе и выдающийся итальянский певец второй половины XIX века Франческо Таманьо, с которым чаще всего и сравнивают громовой голос Дель Монако, не смог в течение столь длительного времени сохранять подобную чистоту и свежесть звучания.

Специфика постановки голоса (использование крупных мазков, нечёткое пианиссимо, подчинение интонационной целостности аффектной игре) обеспечила певцу весьма узкий, преимущественно драматический репертуар, а именно 36 опер, в которых, однако, он достиг выдающихся высот (партии Эрнани, Хагенбаха ("Валли" Каталани), Лориса ("Федора" Джордано), Манрико, Самсона ("Самсон и Далила" Сен-Санса)), а партии Поллиона ("Норма" Беллини), Альваро ("Сила судьбы" Верди), Фауста ("Мефистофель" Бойто), Каварадосси ("Тоска" Пуччини), Андре Шенье (одноимённая опера Джордано), Хозе, Канио и Отелло (в опере Верди) стали лучшими в его репертуаре, а их исполнение - ярчайшей страницей мирового оперного искусства. Так, в лучшей своей роли, Отелло, Дель Монако затмил всех предшественников, и думается, что лучшего исполнения мир в XX веке не видел. За эту роль, обессмертившую имя певца, в 1955 году он был удостоен премии "Золотая арена", присуждающейся за наиболее выдающиеся достижения в оперном искусстве. За 22 года (дебют - 1950, Буэнос-Айрес; последнее выступление - 1972, Брюссель) Дель Монако спел эту труднейшую партию тенорового репертуара 427 раз, установив сенсационный рекорд.

Немаловажным будет также отметить, что певец практически во всех партиях своего репертуара добился великолепного сочетания эмоционального пения и проникновенной актёрской игры, заставляя, по признанию многих зрителей, искренне сочувствовать трагедии его персонажей. Терзаемый муками израненной души, одинокий Канио, влюблённый в играющую его чувствами женщину Хозе, высоконравственно принимающий смерть Шенье, наконец, поддавшийся коварному плану, наивный, доверчивый храбрый Мавр - всю гамму чувств смог выразить Дель Монако и как певец, и как великий артист.

Дель Монако был равно велик и как человек. Именно он в конце 30-х годов решил прослушать одну свою давнюю знакомую, которая собиралась посвятить себя опере. Её имя было Рената Тебальди и звезде этой великой певицы суждено было воссиять отчасти и потому, что её коллега, к тому времени уже начавший сольную карьеру, предрёк ей большое будущее. Именно с Тебальди предпочитал Дель Монако выступать в своём любимом "Отелло", быть может, видя в ней человека, близкого себе по характеру: бесконечно любящего оперу, живущего в ней, способного на любые жертвы ради неё и при этом обладающего широкой натурой и большим сердцем. С Тебальди было просто спокойнее: они оба знали, что равных им нет и что трон мировой оперы всецело принадлежит им (по крайней мере, в границах их репертуара). Пел Дель Монако, естественно, и с другой королевой - Марией Каллас. При всей моей любви к Тебальди, не могу не отметить, что "Норма" (1956, "Ла Скала", Милан) или "Андре Шенье", исполненные Дель Монако вместе с Каллас, являются шедеврами. К сожалению, идеально подходившие друг другу как артисты, Дель Монако и Тебальди, кроме репертуарных различий, были ограничены и вокальной техникой: стремившуюся к интонационной чистоте, подчас интимной нюансировке Ренату заглушало мощное пение Марио, желавшего наиболее полно выразить творящееся на душе у его героя. Хотя как знать, возможно, что это и была лучшая трактовка, ведь вряд ли Верди или Пуччини писали только для того, чтобы мы могли услышать очередной пассаж или пиано в исполнении сопрано, когда перед нами оскорблённый кавалер требует обяснений от своей возлюбленной или постаревший воин признаётся в любви молодой супруге.

Много сделал Дель Монако и для советского оперного искусства. После гастролей в 1959 году он дал русскому театру восторженную оценку, в частности отметив высочайший профессионализм Павла Лисициана в роли Эскамильо и потрясающее актёрское мастерство Ирины Архиповой в роли Кармен. Последнее послужило толчком для приглашения Архиповой выступить в неаполитанском театре "Сан-Карло" в 1961 году в той же партии и первых советских гастролей в театре Ла Скала. Позже многие молодые певцы, в числе которых были Владимир Атлантов, Муслим Магомаев, Анатолий Соловьяненко, Тамара Милашкина, Мария Биешу, Тамара Синявская, отправились на стажировку в прославленный театр и вернулись оттуда выдающимися носителями школы бельканто.

Блистательная, сверхдинамичная и до предела насыщенная карьера великого тенора подошла к концу, как уже отмечалось, в 1975 году. Этому есть множество объяснений. Вероятно, голос певца устал от тридцатишестилетнего постоянного перенапряжения (сам Дель Монако в своих воспоминаниях говорил, что обладал связками баса и до сих пор относится к своей теноровой карьере, как к чуду; да и метод опущенной гортани по существу усиливает напряжение на голосовые связки), хотя газеты в канун шестидесятилетнего юбилея певца отмечали, что и сейчас его голос может разбить хрустальный бокал на расстоянии 10 метров. Возможно, что сам певец несколько утомился весьма однообразным репертуаром. Как бы то ни было, после 1975 Марио Дель Монако занимался преподаванием и подготовил ряд великолепных учеников, в том числе известного ныне баритона Мауро Августини. Скончался Марио Дель Монако в 1982 году в городе Местре близ Венеции, так и не сумев до конца оправиться после автомобильной аварии. Завещал он похоронить себя в костюме Отелло, возможно желая предстать перед Господом в образе того, кто так же, как и он, прожил жизнь, находясь во власти вечных чувств.

Ещё задолго до ухода певца со сцены практически единодушно было признано выдающееся значение таланта Марио Дель Монако в истории мирового исполнительского искусства. Так, во время гастролей в Мексике он был назван "лучшим драматическим тенором из ныне живущих", а Будапешт возвёл его в ранг величайшего тенора мира. Он выступил практически во всех крупнейших театрах мира, начиная театром "Колон" в Буэнос-Айресе и заканчивая Токийской Оперой.

В начале своей карьеры поставивший себе цель найти собственный путь в искусстве, а не стать одним из многочисленных эпигонов властвовавшего тогда на оперном небосклоне великого Беньямино Джильи, Марио Дель Монако каждый свой сценический образ наполнил новыми красками, к каждой запетой партии нашёл свой подход и остался в памяти зрителей и поклонников взрывным, сокрушающим, страдающим, сгорающим в пламени любви - Великим Артистом.

Дискография певца достаточно обширна, однако среди этого многообразия хотелось бы отметить студийные записи партий (большая часть записана фирмой "Decca"):

- Лориса в "Федоре" Джордано (1969, Монте-Карло; хор и оркестр Оперы Монте-Карло, дирижёр - Ламберто Гарделли (Gardelli); в заглавной партии - Магда Оливейро, Де Сирье - Тито Гобби);

- Хагенбаха в "Валли" Каталани (1969, Монте-Карло; оркестр Оперы Монте-Карло, дирижёр Фаусто Клева (Cleva); в заглавной партии - Рената Тебальди, Строммингер - Хустино Диас, Геллнер - Пьеро Каппуччилли);

- Альваро в "Силе судьбы" Верди (1955, Рим; хор и оркестр Академии Санта-Чечилия, дирижёр - Франческо Молинари-Праделли (Molinari-Pradelli); Леонора - Рената Тебальди, Дон Карлос - Этторе Бастианини);

- Канио в "Паяцах" Леонкавалло (1959, Рим; оркестр и хор Академии Санта-Чечилия, дирижёр - Франческо Молинари-Праделли; Недда - Габриэлла Туччи, Тонио - Корнелл Макнейл, Сильвио - Ренато Капекки);

- Отелло (1954; оркестр и хор Академии Санта-Чечилия, дирижёр - Альберто Эреде (Erede); Дездемона - Рената Тебальди, Яго - Альдо Протти).

Интересна трансляционная запись спектакля "Паяцы" из Большого театра (во время уже упоминавшихся гастролей). Также существуют "живые" записи опер с участием Марио Дель Монако, в их числе наиболее привлекательны "Паяцы" (1961; оркестр Радио Японии, дирижёр - Джузеппе Морелли; Недда - Габриэлла Туччи, Тонио - Альдо Протти, Сильвио - Аттило Д'Орацци).

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру