Кумир.Ру

Иван Лойко

Категории › ВоенныеЛетчики

Иван Лойко

Летчик истребитель

Имя: Иван
Фамилия: Лойко
Дата рождения: 06.02.1892
Гражданство: Россия

Во время Первой Мировой войны 9-й истребительный авиаотряд, оказавшись на "людьми и богом" забытом Румынском фронте, не пользовался у журналистов особой популярностью. Тем не менее, по своей результативности эта часть была одним из наиболее эффективных авиационных подразделений русской армии. Летом и осенью 1917 года в ней служило 3 пилота, добившихся 5 и более побед. Такого количества одновременно действующих асов не было ни в одном другом отряде, даже у знаменитого Александра Казакова. Несомненно, в значительной степени это было заслугой его командира - поручика Ивана Лойко.

На счету этого авиатора 6 достоверных побед и 10 - с вероятно сбитыми. Он был награждён многими орденами: св. Анны 4-й степени, св. Анны 3-й степени с мечами и бантом, св. Анны 2-й степени с мечами, св. Станислава 2-й степени с мечами, св. Владимира 4-й степени с мечами, Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью "Россия"; Рыцарский орден Звезды и Короны ( Румыния ).

* * *

Иван Александрович Лойко родился 6 Февраля 1892 года в деревне Рубилки Самохваловического уезда Минской губернии. Отец - Лойко Александр Павлович - вёл крестьянское хозяйство, а мать - Лойко Евгения Даниловна, представительница обедневшего рода шляхтичей Саковичей, получившая хорошее образование - занималась воспитанием детей, которых в семье было 7. Иван был старшим ребенком. Кроме обучения мальчика общеобразовательным предметам, мать привила ему и любовь к иностранным языкам. Учеба в церковно - приходской школе давалась Ивану легко, и когда в 1905 году он окончил начальную школу, его зачислили в Минское реальное училище по специальности механика.

С этого времени и началась самостоятельная жизнь Ивана. Именно в Минске после демонстрации полётов Сергеем Уточкиным и Александром Васильевым он "заболел" авиацией. Выпускников Минского реального училища охотно зачисляли во многие институты, но Иван решил продолжить обучение в Алексеевском военном училище. Его выбор был вызван тем, что офицеров в Гатчинской и Севастопольской школах военных лётчиков готовили за счёт государственной казны.

Способный и дисциплинированный молодой человек успешно продолжил обучение в "Алексеевке". Начавшаяся Первая Мировая война внесла свои поправки в судьбу Ивана. Потери младшего офицерского состава на фронтах необходимо было восполнять, и поэтому срок обучения в училище был сокращён. Проучившихся 13 месяцев юнкеров начали готовить к выпуску. 1 Октября 1914 года Ивану Лойко, окончившему училище по Первому разряду, было присвоено звание подпоручика с направлением для дальнейшего прохождения службы в 59-й запасной пехотный батальон, расквартированный в Воронеже.

Сразу по прибытию в часть Иван подал рапорт о направлении его в авиашколу, и 27 Ноября его откомандировали в Севастополь. 30 Ноября 1914 года он был зачислен в переменный состав Качинской авиашколы.

20 Апреля 1915 года, успешно сдав экзамены, подпоручик Лойко был удостоен звания "военного лётчика" и диплома № 255. 27 Апреля он отбыл в расположение 30-го корпусного авиаотряда, находившегося в распоряжении штаба 9-й армии Юго - Западного фронта 30-й корпусной авиаотряд, которым командовал штабс - капитан И. Я. Земитан, базировался в местечке Прземисл. На вооружении отряда было 8 самолётов "Моран" на 5-х лётчиков. Два самолёта - разведчика "Моран - парасоль" ( №№ 455 и 343 ) командир отряда закрепил за подпоручиком Лойко.

5 Мая 1915 года подпоручик Лойко совершил свою первую воздушную разведку, которая чуть не закончилась для него трагически. При посадке Иван немного не рассчитал и колесо шасси попало в межу на краю аэродрома. В результате самолёт скапотировал. "Моран" был отправлен на ремонт, а Иван, сделав вывод из своей ошибки, продолжил полёты на другом самолёте. В течение Мая месяца Иван совершал боевые вылеты в разведку и для бомбометания почти каждый день. В 30-м корпусном авиаотряде ни один самолёт не был вооружён пулемётом, несмотря на настойчивые просьбы командира отряда. Карабин и умение пилотировать - вот что русские летчики противопоставляли пулемётному огню неприятельских самолётов. За 2 месяца Иван совершил 30 воздушных разведок и бомбометаний общей продолжительностью 44 часа 58 минут. Его считали одним из лучших бомбомётчиков отряда. Вслед за Шадским он начал успешно применять бомбометание с пикирования. 6 Августа 1915 года приказом № 385 по 9-й армии подпоручик Лойко был награждён первым боевым орденом - св. Анны 4-й степени с надписью "За храбрость".

"Моран - Парасоль" с подвешенной бомбой.

В Сентябре 1915 года воздушная разведка, проведённая лётчиками Лойко и Виноградовым, обнаружила сосредоточение войск противника на станции Черновцы. Отправив 3 самолёта ( Лойко, Шадского и Алелюхина ), станцию разбомбили, сбросив на неё более 22 пудов бомб. По ходатайству командира отряда за эти полёты Шадский был представлен к присвоению звания штабс - капитана, Лойко - поручика, а Алелюхин - к награждению "Георгием" 1-й степени.

17 Декабря 1915 года подпоручик Лойко и наблюдатель Трингам вылетели для определения расположения неприятельских батарей. Снизившись до высоты 1200 метров, они вызвали на себя огонь вражеских орудий и произвели результативное бомбометание. С пробитым крылом и повреждённым мотором Лойко и Трингам вернулись на аэродром ко всеобщему удивлению без единой царапины.

Высочайшим Приказом от 22 Декабря 1915 года военный лётчик подпоручик Лойко был награждён орденом св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.

Весна 1916 года для лётчиков 30-го корпусного авиаотряда прошла в напряжённом режиме предоставления в штаб 9-й армии разведданных. Подготовка к наступлению русских армий, получивших историческое название "Брусиловского прорыва", во многом обязана отваге и мужеству лётчиков, производивших разведку и фотографирование позиций неприятеля. За эту работу 16 Февраля 1916 года подпоручик Лойко был награждён орденом св. Анны 3-й степени с мечами и бантом. А в Апреле 30-й авиаотряд наконец получил долгожданные пулемёты. На самолёт Ивана Лойко был установлен пулемёт "Кольт".

25 Марта 1916 года приказом Штаба Ставки Верхвного Главнокомандующего было начато формирование первых истребительных отрядов: 2-го, 7-го и 12-го. А 25 Мая Военный Совет постановил создать ещё 9 таких отрядов. Командиром 9-го истребительного авиаотряда был назначен подпоручик Лойко. За время службы в 30-м корпусном авиаотряде с 1.05.1915 по 1.09.1916 гг. он совершил 156 воздушных разведок общей продолжительностью 189 часов 02 минуты.

13 Мюля 1916 года подпоручик Лойко был откомандирован в Москву на завод "Дукс" для приёмки самолётов для своего авиаотряда. Зная, что качество самолётов, выпускаемых русскими заводами, значительно уступает самолётам, поступающим из Франции, Иван Лойко принимал самолёты лично и тщательно. Проследив за отгрузкой самолётов на станцию Жмеринка, Иван выехал к месту формирования отряда. Здесь его застало известие о присвоении ему звания поручика. Вскоре стали прибывать лётчики формирующегося отряда ( прапорщик Стрижевский, прапорщик Сук, младший унтер - офицер Сапожников, подпоручик Осипов и старший унтер - офицер Лягуша ) и наблюдатели ( корнеты Фугалевич, Калишевский и Казанский и прапорщик Михайловский ). Одновременно шло комплектование механиками и другими нижними чинами. 21 Августа 9-й истребительный отряд прибыл на Юго - Западный фронт в распоряжение 9-го авиационного дивизиона.

Через месяц ( 20 Сентября 1916 года ) состоялся первый воздушный бой поручика Лойко. Он вылетел на разведку с наблюдателем Казанским. В районе Дорна - Ватра Иван атаковал и сбил вражеский самолёт. Аэроплан упал в расположении войск неприятеля, что не давало Лойко права на подтверждённую победу.

Не успев обосноваться на Юго - Западном фронте, Иван получил приказ о перебазировании отряда, который Ставкой Верховного Главнокомандующего было решено направить для поддержки Румынского фронта, где два российских авиаотряда и один франко - румынский сдерживали натиск 20 авиационных рот противника.

26 Октября поручик Лойко открыл счёт своим подтверждённым воздушным победам. На аэроплане "Ньюпор-11" над станцией Мамалыга он с товарищами перехватил и почти в упор расстрелял вражеский аэроплан. Самолёт перевернулся и врезался в землю перед русскими окопами. Этот сбитый самолёт стал также первой подтверждённой победой 9-го истребительного авиаотряда.

27 Декабря над аэродромом Команешти появился двухместный аэроплан противника типа "Бранденбург". Иван вылетел на перехват на своём "Ньюпоре-11". В отчёте о состоявшемся воздушном бое он написал:

"На высоте 3500 метров я догнал его южнее населённого пункта Окна. Подлетев к нему со стороны Пояна - Серес, я открыл огонь из пулемёта. В ответ противник тоже открыл огонь, но затем снизился и улетел на свою территорию. Совершив разворот над Окна, я заметил другой такой же вражеский самолёт, летящий от Окна в сторону Онешти. Я догнал его и открыл огонь из пулемёта с расстояния около 50 метров. Очень быстро снижаясь, он попытался у лететь к югу от Онешти, но, видя бесполезность своего маневра, повернул навстречу мне. Я открыл огонь из пулемёта, который после 15 выстрелов заело. Мне оставалось только пугать врага своим маневрированием, вынуждая его летать вокруг меня. Возможно, это был "Бранденбург" с одним пулемётом".

В этот же день, несколькими часами позже, Иван атаковал аэроплан неприятеля, который бомбил аэродром 28-го корпусного авиаотряда. Из доклада Лойко:

"Я быстро сблизился с вражеским аэропланом спереди и произвёл по нему около 150 выстрелов. После этого он начал очень быстро снижаться и вскоре исчез около наших позиций".

Как выяснилось потом, это был "Бранденбург C.I" ( № 63.79 ), который разбился около Онешти. Его пилот Джембор и наблюдатель Хайндл из 13-й авиароты были взяты в плен русскими солдатами, и победа Ивана была тотчас подтверждена.

В начале Января 1917 года полёты самолётов с обеих сторон свелись до минимума. Иван не любил этого вынужденного бездействия, хотя и понимал, что на фронте готовятся к каким - то наступательным операциям. Зима в этом году стояла морозная и довольно снежная. Несколько случаев отказа моторов из - за низкой температуры воздуха вынудили лётчиков сократить также и тренировочные полёты.

За 6 месяцев боевых действий 9-й отряд не потерял ни одного лётчика и ни одного самолёта. Все лётчики отряда отлично владели приёмами воздушного боя. На каждого из них командир полагался с уверенностью в том, что никто не дрогнет в бою и не бросит своего товарища.

В летнем наступлении 1917 года главная роль отводилась Юго - Западному фронту, и весной началась работа по созданию резервов самолётов, моторов, боеприпасов и воорркения авиационных отрядов. В период подготовки авиацией фронта были произведены фотосъемки всего района наступления. К ведению разведки были привлечены все авиачасти, включая и истребительные отряды. Дальнюю разведку проводили наиболее опытные лётчики на новейших аэропланах, но хороших самолётов - разведчиков не хватало. В Марте - Апреле активизация полётов российской авиации вызвала более активные действия авиации противника. Очень удачные бои провели Стрижевский в паре с Суком, сбив вдвоём 5 самолётов противника. 11 Мая Лойко в паре со Стрижевским напали на 2 вражеских самолёта и подбили один из них. Задымивший самолёт начал резко снижаться, но приземлился на вражеской территории, что не давало права на подтверждённую победу.

18 Июля поручик Лойко и прапорщик Стрижевский атаковали вражеский двухместный "Бранденбург С.I" ( № 67.52 ), который ответным огнём ранил Стрижевского. Подоспевший Иван обстрелял кабину машины неприятеля. "Бранденбург" снизился и скрылся в облаках. Раненый Стрижевский благополучно совершил посадку на родном аэродроме.

Низкая облачность помешала наблюдать за боем на передовых позициях русских, и победа не была засчитана. Правда, позднее из донесения австро - венгерских войск стало известно, что в этот день в районе Команешти совершил посадку подбитый русским лётчиком самолёт, пилотируемый Августом Новаком, который был ранен, а наблюдатель Франс Фиртос - убит. Вполне вероятно, что это был самолёт, подбитый командиром 9-го истребительного авиаотряда.

Свою 3-ю официальную победу Иван Лойко одержал 4 Сентября 1917 года, когда вместе с прапорщиком Григорием Суком атаковал вражеский самолёт на высоте 3000 метров над деревней Язловицы. Открыв огонь со 150 метров, Лойко сближался с противником до тех пор, пока расстояние не сократилось до 20 метров. Вражеский наблюдатель пытался отстреливаться из карабина, но дуэль, которую он вёл против русского пулемета, была неравной. Неприятельский аэроплан резко пошёл вниз, и через несколько секунд Лойко и Сук увидели столб дыма и огня, взметнувшийся рядом с деревней Ошавита.

В начале Сентября в 9-й авиаотряд прибыли прапорщики Карклин и Алелюхин, хорошо известные Лойко по совместной службе в 30-м корпусном. К этому времени действия русской авиации не планировались и носили чисто индивидуальный характер.

6 Сентября на своём "Ньюпоре-17" Иван вылетел с прапорщиком Карклиным на свободный поиск. На высоте 4300 метров они заметили вражеский двухместный самолёт, который перехватили над Ботесчи. Уклоняясь от огня двух русских самолётов, вражеский пилот неожиданно сделал резкий поворот с одновременным снижением. Но русские лётчики продолжали преследование, сопровождающееся огнём двух пулемётов. Как выяснили потом, по неприятелю было выпущено более 500 пуль. Вражеский самолёт разбился неподалеку от деревни Теодорешти на глазах русских солдат из 1-й дивизии, которые и подтвердили 4-ю победу Лойко.

Досадное невезение преследовало Лойко весь день 7 Сентября 1917 года. Патрулируя на "Ньюпоре-17", он заметил и атаковал вражеский двухместный самолёт, произведя по нему около 150 выстрелов. Однако австриец маневрировал настолько удачно, что сумел без повреждений оторваться от своего преследователя в районе Радуац. Иван набрал высоту и атаковал ещё одного неприятеля, но и этот австриец благополучно ретировался. Наконец, уже ближе к вечеру, Лойко вступил в схватку с третьим противником, но на сей раз во время атаки у него заклинило пулемёт - очередной бой закончился безрезультатно.

8 Сентября Лойко вновь вылетел на свободную охоту. В 12:30 он заметил вражеский самолёт, который тоже заметил русский "Ньюпор" и атаковал первым. Затем неожиданно развернулся и улетел на свою территорию. В 13:05 Иван атаковал другой вражеский самолёт, который также ретировался, не приняв боя. Лойко вернулся на аэродром для заправки и пополнения боезапаса. Но как только он приземлился, над лётным полем повис самолёт противника, словно вызывая русских пилотов на бой. Пока механики готовили самолёт Ивана, с аэродрома поднялся в воздух прапорщик Сук. Иван взлетел следом за ним. Через 30 минут они настигли врага на высоте 3300 метров. Их первые 2 атаки успеха не имели, но во время 3-й у вражеского наблюдателя заело пулемёт, и он прекратил огонь. Иван развернул свой самолёт для лобовой атаки и почти в упор расстрелял неприятеля, который, сорвавшись в пике, разбился около деревни Городники на вражеской территории, что не давало права засчитать победу.

К осени 1917 Русская Императорская Армия практически развалилась. Боеспособными пока ещё оставались авиационные части. Но их локальные бои с противником и победы никакого стратегического значения уже не имели. Боевые вылеты лётчики совершали скорее от отчаяния, нежели в силу необходимости.

12 Сентября поручик Лойко, прапорщик Сук и подпрапорщик Сапожников совершали патрулирование. В районе деревни Серест они были атакованы группой австрийских самолётов типа "Бранденбург С.I", которые, используя более выгодную позицию, вели прицельный огонь по русским самолётам. Чтобы выйти из - под обстрела, Иван бросил свой истребитель в штопор, а Сук и Сапожников взмыли вверх. Выйдя из штопора, Иван атаковал врага снизу, всадив ему в "брюхо" почти 350 пуль. А через 30 минут на высоте 3200 метров, перегруппировавшись, звено Лойко атаковало второй "Бранденбург C.I" в районе Язловиц. С очень короткой дистанции каждый из русских лётчиков выпустил по нему по 100 патронов, отчего вражеская машина покрылась дымом и начала снижаться. Пилоты 9-го истребительного авиаотряда преследовали подбитый "Бранденбург" пока он не снизился до высоты 1700 метров, но вынуждены были уйти в сторону, уклоняясь от огня вражеской артиллерии.

"Бранденбург" спланировал на русскую территорию и приземлился возле Радауц. Плененные лётчик и наблюдатель из 44-й авиароты были в состоянии шока. К тому же, наблюдатель был ранен в шею. Русские войска подтвердили 5-ю победу Лойко, что позволяло считать его лётчиком - асом.

Последний бой на Румынском фронте Иван совершил в паре с прапорщиком Сапожниковым. 3 Октября 1917 года над Язловицами они заметили вражеский самолёт - разведчик. Первым его атаковал Иван. После 50 выстрелов у него отказал пулемёт, и он уступил свою позицию Сапожникову, который открыл шквальный огонь, после чего вражеская машина перевернулась. Из кабины вывалился лётчик - наблюдатель. Самолёт с переломившимся крылом разбился возле передовой русских войск, которые и подтвердили победу своих лётчиков. Это был последний самолёт сбитый поручиком Лойко на фронтах Первой Мировой войны.

За 3 неполных года фронтовой деятельности Иван Лойко совершил около 500 боевых вылетов, провёл более 100 воздушных боёв, в которых сбил 10 самолётов противника, из них 6 побед были официально подтверждены.

За время командования 9-м истребительным авиаотрядом Иван Лойко был награждён орденом св. Станислава 3-й и 2-й степеней и Георгиевским крестом 4-й степени с лавровой ветвью, а также двумя румынскими Рыцарскими орденами - Звезды и Короны. Правда, Георгиевский крест с лавровой ветвью к которому Лойко - офицера - представили по ходатайству нижних чинов отряда, Иван не успел получить, так как с развалом армии развалилась и наградная система России.

В разгоревшейся Гражданской войне Лойко принял сторону Белого Движения и служил в авиации Добровольческой армии, в ВСЮР и в Русской армии. В 1920 году в звании полковника Иван Лойко был эвакуирован из Крыма, но в Константинополе он самовольно покинул ряды Русской Армии генерала Врангеля.

В Январе 1921 года Лойко из Турции перебрался в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. Там он устроился на работу в Королевскую лётную школу - сначала механиком, а затем занял должность инструктора.

Вскоре в Королевстве СХС осели многие белоэмигранты, в том числе и лётчики. Они организовали Общество российских офицеров Военно - Воздушного флота. В 1922 году Ломко попытался вступить в ряды этой организации, но ему было отказано. Причи ной отказа послркил самовольный выход поручика Ивана Лойко из рядов Русской Армии в 1920 году.

Это задело Лойко, и он, поверив в объявленную Советским правительством "всеобщую амнистию", в 1923 году решился вернуться на родину. Для осуществления своего плана Лойко вместе с поручиком Качаном похитил сербский самолёт и перелетел на территорию Украины. В белградской газете "Время" было дано сообщение, что Лойко оставил письмо коменданту города Нови - Сада, откуда был похищен самолёт, в котором просил прощения за то, что он так поступил по отношению к приютившей его стране, но к этому вынудила его нужда.

В Советской России Лойко 6 лет прослужил в РККА во 2-й школе военных лётчиков в Борисоглебске на преподавательской работе, но 14 Августа 1929 года, был арестован ОГПУ, как "чуждый элемент".

Следы прославленного аса Первой Мировой войны Ивана Лойко теряются после 1936 года в сталинских концлагерях на острове Вайгач.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру