Кумир.Ру

Георгий Москаленко

Категории › ВоенныеЛетчики

Георгий Москаленко

Летчик истребитель

Имя: Георгий
Фамилия: Москаленко
Дата рождения: 17.02.1918
Гражданство: Россия

Родился 17 Февраля 1918 года в селе Пискуновское, ныне Отрадненского района Краснодарского края, в семье рабочего. Окончил 7 классов неполной средней школы. Работал в городе Пятигорск Ставропольского края, учился в аэроклубе. С 1938 года в ВМФ. В 1940 году окончил Ейское военно - морское училище лётчиков.

С Июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны, сражался в составе 8-го истребительного авиационного полка ВВС Черноморского флота. Отличился при обороне Одессы и Севастополя.

К Июню 1942 года командир звена 6-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 62-я авиационная бригада ) Гвардии старший лейтенант Г. В. Москаленко совершил 263 боевых вылета, участвовал в 87 воздушных боях, лично сбил 2 самолёта противника, потопил 3 корабля, уничтожил много другой техники и живой силы противника. 14 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

Всего совершил 519 боевых вылетов, участвовал в 130 воздушных боях, лично сбил 7 самолётов противника и уничтожил 12 на земле. Совершил 59 штурмовок по войскам и боевой технике неприятеля.

После войны продолжил службу в авиации ВМФ. В 1947 году окончил Высшие офицерские авиационные курсы ВМС. С 1957 года Гвардии подполковник Г. В. Москаленко - в запасе. Работал в аэропорту гражданской авиации. Живёт в Ростове - на - Дону. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( дважды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Красной Звезды, медалями.

* * *

...Наградной лист на Героя Советского Союза, командира эскадрильи 6-го Гвардейского истребительного авиаполка Гвардии капитана Георгия Васильевича Москаленко. Подписан он командующим ВВС Черноморского флота 17 Мая 1944 года с заключением: "Наградить орденом Отечественной войны 1-й степени - посмертно".

Как это всё было, что же произошло с мужественным комэском ?

Родился Григорий в 1918 году в станице Пискуновское Краснодарского края, в бедной крестьянской семье. Родители умерли, оставив 6-х детей. Ему, младшему, было 3 года.. Старший женился, чтобы растить остальных в семье, но было голодно. Братья стали один за другим умирать. Тогда решили отдать его в детдом. Там прижился, работал на огороде, в мастерских, стал активным пионером, вступил в комсомол. В 1936 году был определён на завод в Пятигорске. Работал, учился, поступил в аэроклуб, потом в Ейское военно - морское авиационное училище...

...22 Июня 1941 года, перед рассветом, в районе Севастополя появились неизвестные самолёты. 8-й истребительный авиаполк - будущий 6-й Гвардейский - был поднят по тревоге. В полдень уверились точно: началась война.

В первый боевой вылет Георгий Москаленко пошёл ведущим звена. Задача стояла простая: патрулировать над главной базой Черноморского флота. То есть над Севастополем. Оберегать его от налётов врага. День был прекрасный. Только оберегай. Но враг не появлялся. И вдруг...

Не завершив очередной патрульной "восьмёрки", машина Москаленко резко метнулась влево. С дрогнувшими сердцами ведомые повторили маневр. Щурясь, всмотрелись в слепящее небо. Ну да, "Юнкерс-88" ! Идёт в одиночку, разведчик...

Немец летел на большой высоте. Георгий лихорадочно соображал. Идти на перехват звеном ? А вдруг это обман, и следом появятся другие... Подал сигнал: "Продолжать патрулирование. Атакую один !"

Ну вот. Сектор газа до упора вперёд, ручку рулей высоты на себя. Лёгкая "Чайка" послушно взмыла в голубизну. "Юнкерс" идёт своим курсом, не замечает. Расстояние уменьшается. Неужели не видит ? Спит у него там, что ли, стрелок ? А может - просто хитрит ? Ждёт когда к нему подойдут ближе ?

Когда дистанция сократилась почти до выстрела, за моторами "Юнкерса" рельсовой колеёй протянулись две сизые полосы. Он стал отдаляться, всё так же идя своим курсом. Всё так же, не замечая. На деле - дразня. Противник знал прекрасно: советский истребитель И-153, ласково прозванный в своё время "Чайкой", уступает в скорости не только современным немецким истребителям, но и обоим "Юнкерсам" - бомбардировщику и разведчику...

На аэродроме лётчиков встретил замполит полка Иван Григорьевич Шевченко, сам отлично летающий и на "Чайке", и даже на новом "Яке".

- Товарищ батальонный комиссар, - чётко отрапортовал ему Москаленко, - задание выполнено. На мой личный боевой счёт прошу записать минус один вражеский самолёт ! "Юнкерс" улизнул за счёт скорости... Есть предложение. Над главной базой вести многоярусное патрулирование. На разных высотах. Конечно, это увеличит боевую нагрузку на экипажи. Но наше звено обязуется делать по 5 - 6 вылетов в день !

Гоняться за одиночными воздушными разведчиками, пробиравшимися к нашим портам, аэродромам и железнодорожным узлам, черноморским истребителям пришлось недолго. Фронт приближался, вражеская авиация стала действовать активно. В Августе из полка была выделена группа истребителей для участия в обороне Одессы. Георгий попросился в неё, но получил решительный отказ. Вскоре начались ожесточённые бои в районе Перекопа.

24 Сентября звено получило задание прикрыть наши наземные войска на переднем крае и не допустить бомбардировки моста в их ближайшем тылу. Прилетев в район патрулирования, Москаленко сразу обнаружил идущую со стороны Каркинитского залива большую группу "Юнкерсов". На принятие решения оставались считанные секунды. Атаковать с ходу или сманеврировать, зайти с удобного направления ?

Выбрал второе. Оставаясь незамеченным, ушёл вверх, в сторону солнца. Внизу строем клина шли 14 пикировщиков Ju-87, прикрытия истребителей не было. "Пора !" - подал сигнал ведомым.

Тройка свалилась на "клин", как гром с ясного неба. Москаленко, Гуриненко, Тюленин первыми же очередями подожгли каждый по "Юнкерсу". Развернулись, зашли повторно. Бомбардировщики сбросили свой груз в залив и перестроились в оборонительное кольцо. Ястребки атаковали раз за разом, "Юнкерсы" отбивались огнём пулемётов. Наконец ещё один Ju-87 задымил и устремился вниз. Остальные стали отходить, с земли открыли бешеный огонь зенитки. Кончалось горючее, надо было возвращаться домой...

27 Сентября смешанной группе из десяти И-153, одного Ил-2, двух КОР-2 и двух И-16 была поставлена двойная задача: отбомбиться по танкам на выжидательных позициях, а затем реактивными снарядами и пулемётным огнём уничтожить кавалерию, сосредоточившуюся за линией фронта. Комэск Чесноков уверенно вывел группу на боевой курс, спикировал первым. Бомбы рвались вблизи вражеских танков, с них слетали башни, многие из машин загорелись. Затем, рассредоточившись по фронту, вышли на кавалерию. Несмотря на плотный огонь зениток и крупнокалиберных пулемётов, снизились до предела, в упор ударили реактивными снарядами, развернулись, прошлись пулемётным огнём...

После нескольких заходов с земли было буквально сметено всё живое. С усеянного трупами людей и лошадей поля в панике разбегались уцелевшие вражеские солдаты, лошади волочили изуродованные упряжки, покалеченные орудия... В этом вылете Москаленко впервые ощутил силу истребителя - штурмовика, почувствовал себя хозяином поля боя. Видеть небо - это ещё не всё, надо научиться как следует видеть и землю...

30 Сентября 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования приказала эвакуировать Одесский оборонительный район и за счёт его войск усилить оборону Крымского полуострова. Истребительная авиация флота была подтянута как можно ближе к морским коммуникациям, по которым производилась эвакуация. Для этой цели пригодилась и Тендровская коса - узкий песчаный островок у северного побережья Черного моря. На низменной полоске земли, овеваемой всеми ветрами, в довоенные годы ютился лишь небольшой рыбачий посёлок, покидаемый на период штормов, да многочисленные гнездовья чаек. Немцы беспечно смирились с тем, что в начале войны здесь обосновался наш батальон морской пехоты и зенитная батарея, снятая с корабля, выскочившего на мель...

И вдруг на импровизированную посадочную площадку косы опустились три "Чайки" невиданных здесь размеров. Спустя несколько дней - ещё три. Два звена истребителей - черноморцев стали устраиваться на бесприютном песчаном островке, осаждаемом штормовыми волнами.

Редкий, чахлый кустарник, иссушённая ветрами и солнцем трава. Пытаться вырыть окоп бесполезно: на штык лопаты - вода. В случае налёта одно спасение - воздух. Если, конечно, успеешь взлететь. А для этого - глаз не спускать с неба. Посменно - по 5 - 6 раз в день - звенья несли воздушную вахту над кораблями, эвакуировавшими войска. Ввиду своей малочисленности главной задачей имели не сбивать бомбардировщики противника, а лишь мешать им лечь на боевой курс и прицельно сбросить бомбы. На остров возвращались на бреющем, чтобы враг не смог выследить их "базу". Догадаться же, что отсюда взлетают машины, он просто не мог...

...Вылетев в очередной раз на смену Спирову, Георгий стал ждать вражеских бомбардировщиков. Но появились одни Ме-109: решили предварительно расчистить небо. Их было вчетверо больше, и они с ходу бросились на звено "Чаек". Москаленко ничего иного не оставалось, как принять бой.

Кружась в смертной карусели, ведомый Георгия - Иван Кириченко - увидел, что в стороне, курсом на караван, идут два косяка по 15 "Юнкерсов" в каждом. Раций на "Чайках" не было, Иван покачал крыльями. Занятый боем командир не заметил сигнала. Времени на его повторение не было, Кириченко один бросился на "Юнкерсы". Григорий Гуриненко, также увидевший опасность, устремился на вторую группу бомбардировщиков.

А Москаленко продолжал драться один... "Чайка" значительно уступала "Мессеру" в скорости, зато была намного изворотливей. Москаленко ускользал из - под атак, заходившие с разных сторон Ме-109 рисковали всадить очередь друг в друга. Озлившись, один потерял терпение и тут же попал в прицел Георгия, задымил...

Кириченко, терзаясь тем, что пришлось бросить в бою командира, шёл на "Юнкерсы" прямо в лоб. Один маленький самолёт - на целую мощную армаду. Шёл бесстрашно, готовый тараном искупить свою "вину" перед другом. И ведущий "Юнкерс" отвернул. Чёткий, как на параде, строй стал расползаться, давая проход отчаянной маленькой "Чайке". Иван поймал в прицел один отвернувший в сторону "Юнкерс", ударил из всех 4-х пулемётов. Бомбардировщик тяжко перевернулся через крыло, вспыхнул и головёшкой упал в море. И случилось невероятное: разрозненные, потерявшие управление немецкие экипажи начали сбрасывать бомбы в море и уходить...

У Гуриненко получилось и ещё проще. Оказавшись намного выше "Юнкерсов", он спикировал на ведущего и сразу поджёг его. Остальные, ничего не поняв, кинулись врассыпную...

Появилось звено Спирова. Николай понял по времени, что друзья связаны боем, не могут выйти из него. Он моментально отогнал "Мессеров" и сбил один из удиравших бомбардировщиков...

Всего за этот день черноморскими истребителями было сбито 17 самолётов противника. Своих потеряно 6. На долю шестёрки тендровцев пришлось 4 сбитых. Потерь "Чайки" не понесли.

Во второй половине Октября лётчики с косы Тендра штурмовали тылы врага. Уничтожили не один десяток автомашин, много живой силы противника, направлявшейся к линии фронта. Передали немало ценных разведданных о передвижениях немецки войск. Оставлен был этот памятный кусочек советской земли шестёркой храбрых, когда враг завязал бои на подступах к Севастополю. С 30 Октября для группы самолётов И-153 и И-15 посадочной площадкой стало Куликово поле, непосредственно вблизи города. Севастополь отсюда - как на ладони. Сама площадка тоже как ладони - у немцев, с окружающих город высот.

Противник бомбил поле, обстреливал из дальнобойных орудий. Лётчики учились взлетать и садиться под разрывами. Из города прибыли комсомольцы, добровольно работали под огнём, оборудовали укрытия для машин и личного состава... Георгий давно научился видеть землю. Именно так - как ящик с песком в тактическом классе. В Севастополе это понадобилось, как нигде.

Защитникам города особенно досаждала вражеская батарея, бившая из района Мекензиевых гор. Разведать её позицию было поручено Москаленко. Георгию и его ведомому Михаилу Петрову понадобилось на это два вылета. В первом пришлось отбиваться от истребителей противника, во втором, длившемся менее часа, батарея была обнаружена по вспышкам выстрелов. Штурмовики шли под командованием Героя Советского Союза капитана Алексея Губрия довершили дело...

Однажды звену Старшего лейтенанта Москаленко было дано задание разбомбить полевой аэродром, откуда противник производил налёты на осаждённый Севастополь.Выбрав время, когда немецкие самолёты находились на взлётной полосе, звено появилось над аэродромом. В результате этого штурмового удара было уничтожено 18 тяжёлых бомбардировщиков, склады горючего и боеприпасов.

В Январе 1942 года на "Чайках" наконец установили радиостанции. Это было неоценимым подарком. Особенно в зимние месяцы, в приморской зоне, где хорошая видимость - тоже редчайший подарок. В один из этих дней звено Москаленко прикрывало боевые порядки пехоты. Появилось 11 пикировщиков Ju-87. Шли намного ниже.

Наши лётчики пропустили их вперёд, выбрали цели, спикировали. Москаленко зашёл в хвост одному из "Юнкерсов" и первой же очередью вогнал его в землю. Кириченко поджёг второго. Снова набрали высоту. Немцы, освобождаясь от груза, повернули на северо - запад.

Выполнив переворот, Кириченко и Тюленин зажали одного из удирающих "Юнкерсов" с обеих сторон, приблизились. пулемёты заработали одновременно. Бомбардировщик загорелся, потянул хвост к земле. Москаленко длинной очередью прошил другой, уходящий вперёд, "Юнкерс".

Юркие, маневренные "Чайки" атаковали врага со всех сторон. Уже несколько вражеских машин догорало на земле. Москаленко догнал и сбил ещё одного... Кончились боеприпасы, стрелки бензиномеров приблизились к нулю. Пора домой !

...В середине Февраля в порт вошёл большой танкер, стал в Северной бухте, чтобы перекачать в береговые емкости доставленное горючее. Звено Москаленко вылетело на его прикрытие. Держались с таким расчётом, чтобы перехватить противника на подходе. Впереди по курсу показались 12 пикировщиков Ju-87, над ними "Мессеры".

Главным было не дать "Юнкерсам" прицельно сбросить бомбы. Москаленко развернулся на них. Четвёрка Ме-109 бросилась на него. Тюленин ловким маневром сумел зайти им в хвост, немцы отвернули. Георгий с Иваном стремительно зашли на "Юнкерсы", расчленили их строй. Подошёл Кологривов, сменил Тюленина у "Мессеров".

Всё звено Москаленко атаковало бомбардировщики. Те начали сбрасывать бомбы, не успев лечь на боевой курс. Москаленко поймал одного в перекрестие, сбил. Кириченко сбил второго. Затем все вернулись к Кологривову, помогли его звену обратить в бегство "Мессеры". Освободившись, звено Кологривова догнало "Юнкерсы" и тоже увеличило свой боевой счёт на 2 сбитых самолёта...

И вновь - наземные цели. В один из ярких, солнечных дней начала Марта Георгий с Иваном вылетели на разведку шоссе Симферополь - Севастополь. Обнаружили автоколонну. Впереди бензовоз буксировал крытую штабную машину. Развернулись, спикировали на него. Пылающий бензин хлынул на шоссе, обе машины загорелись. Колонне свернуть некуда: справа гора, слева обрыв. Лётчики раз за разом заходили на цель. Через четверть часа всё было кончено. Реактивные снаряды и пулемётные ливни превратили технику врага в сплошное дымящееся крошево, по сторонам валялись десятки трупов...

Вместе с мастерством росла и отвага, обдуманная, точно рассчитанная дерзость. Как - то в воздухе Москаленко заметил, что два Ме-109 атакуют тройку возвращающихся с бомбёжки пикировщиков Пе-2. В баках его машины почти не оставалось горючего, в пулемётных лентах - ни одного патрона. И тем не менее он бросился в лобовую. Нервы у немцев не выдержали, они отвернули, удрали. Вечером с аэродрома Херсонесский маяк позвонил известный в Севастополе лётчик Иван Корзунов, горячо поблагодарил за выручку...

Запомнился Георгию один из весенних дней накануне третьего, последнего наступления вражеских войск на осаждённый Севастополь. Оказалось, под Севастополь, по приказу самого Гитлера, переброшены мощные осадные орудия - 600-миллиметровые "Карлы". Их нужно было найти. На разведку вылете Москаленко.

Линию фронта пересекли на большой высоте, потом снизились до бреющего. Заданный район - Мекензиевы горы. Забили зенитки. Сманеврировав, зашли на поиск. Обшаривали заросли, ущелья, посадку вдоль железной дороги. Зенитный огонь то резко усиливался, то стихал вовсе. Это было неспроста... Беспрерывно маневрируя, пошли под огнём. На одном из крутых разворотов Георгий заметил мгновенный острый блеск. Вернулся, присмотрелся.

После нескольких заходов убедились: два сверхмощных орудия. Расположены на отлогом склоне высоты, на опушке соснового леса. Спустя час шестёрка "Илов", лидируемая двумя "Чайками", устремилась к цели. Проход маршрута на бреющем был излюбленным приёмом Георгия. Лишь перед опушкой леса "Чайки" свечой взмыли вверх. Штурмовики тоже набрали высоту, положили бомбы с пикирования, по указанным разведчиками ориентирам. Ураганный огонь зениток не помешал сделать ещё несколько заходов. Цель была полностью демаскирована и поражена. Больше с этой позиции "карлы" огня не вели.

Командующий ВВС Черноморского флота Генерал В. В. Ермаченков, учтя прежние боевые заслуги Старшего лейтенанта Москаленко, приказал представить его к званию Героя Советского Союза. Остальные лётчики, участвовавшие в уничтожении сверхмощной батареи, были награждены орденами.

30 Июня 1942 года эскадрилье было приказано эвакуироваться на Кавказское побережье. Ночью прилетел транспортный самолёт. Гвардейцы в молчании попрощались с дымящимся в зареве Севастополем, поклялись вернуться в него с победой... На Кавказе их ждала радость: 6-й Гвардейский истребительный авиаполк вооружался новыми самолётами Як-1 и ЛаГГ-3.

Москаленко одним из первых овладел "Яком", учил летать на нём подчиненных. Он уже был комэском: заменил на этой должности своего лучшего друга Николая Спирова, погибшего в одном из последних воздушных боёв над Севастополем. В Марте 1943 года Гвардейцы перелетели на передовой аэродром, оборудованный под Геленджиком, в 15-ти километрах от линии фронта.

В небе Тамани, Новороссийска эскадрилья Героя Советского Союза Гвардии капитана Г. В. Москаленко стала грозой для фашистских бомбардировщиков и истребителей. В одном из первых же воздушных боёв, прикрывая штурмовой удар "Илов", группа "Яков", ведомая комэском, уничтожила один бомбардировщик и два "Мессера"...

Семь месяцев эскадрилья не выходила из боёв. Георгий стал не только искусным воздушным бойцом, но и опытным тактиком. Умение правильно построить бой, разумно распределить силы, без колебаний отказаться от принятого плана, если представились лучшие возможности, - эти качества теперь ценились им больше всего. А способность моментально принимать решение отличала его и раньше.

Как - то в середине Ноября 1943 года он вылетел во главе группы на прикрытие действий штурмовиков: "Илы" должны были атаковать вражеские танки, прорвавшиеся в глубь обороны десантников под Эльтигеном. Москаленко поднял в воздух свои "Яки" заранее, набрал высоту и барражировал в стороне от плацдарма. Появились штурмовики. И тут же, конечно, "Мессеры". Георгий хладнокровно выждал, когда они перестроились для атаки на "Илы", и молниеносно ударил сверху. Немцы сразу недосчитались трёх машин...

В боях над Эльтигеном и Керчью лётчики эскадрильи показывали образцы умения и отваги и заслужили любовь героических защитников крымских плацдармов. И лучшим из них был комэск.

Как - то вылетели опять со штурмовиками. Появилась шестёрка "Мессеров". Немцы шли смело, прямо на группу "Илов", и это насторожило Георгия. "Всем оставаться в строю !" - передал он ведомым и один вышел навстречу. Застучали пушки, затрещали пулемётные очереди. Противник предпринимал атаку за атакой, одинокий ястребок искусными маневрами уходил от огня и сам дерзко заходил в хвост пытавшимся выйти из боя "Мессерам". А в это время штурмовики под надёжным прикрытием остальных "Яков" хладнокровно громили большую автоколонну врага, направлявшуюся к Керчи. Когда немцы, наконец, решились оторваться от Москаленко, один из них запылал и рухнул от его меткой очереди. Остальные поняли, что опоздали: колонна была разгромлена, штурмовики уходили к проливу...

И ещё одна слякотная, штормовая, заполненная не столько полётами, сколько их ожиданиями зима... И долгожданная, радостная весна - наступление, освобождение Крыма... 519 боевых вылетов, 130 воздушных боёв. Обо всех не расскажешь...

Ну, а где же история с "...наградить посмертно", спросите вы ?

Привожу рассказ об этом... со слов самого Георгия Москаленко. Он тогда чудом остался жив.

...Заканчивалась Крымская наступательная операция. Близилось полное очищение полуострова от немецких войск. 9 Мая 1944 года войска 4-го Украинского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом освободили Севастополь. Остатки разгромленной 17-й немецкой армии закрепились на заранее подготовленном "аварийном рубеже", или, как ещё его называли Турецком валу, прикрывающем мыс Херсонес.

В надежде на эвакуацию морем противник оказал здесь отчаянное сопротивление. Для обороны подступов к Херсонессу собрал всё, что осталось от разгромленных дивизий. Сюда была стянута вся имевшаяся у врага полевая и зенитная артиллерия, плотность которой местами доходила до 100 стволов на 1 километр фронта. Особенно много было сосредоточено скорострельных автоматических пушек "Эрликон".

В эти дни лётчики - истребители активно вели воздушные бои. Так, 8 Мая 1944 года Гвардии капитан Г. В. Москаленко, будучи ведущим чертвёрки Як-9, осуществлял непосредственное прикрытие штурмовиков 47-го авиаполка. При выходе из атаки после топмачтового бомбометания один Ил-2 был атакован вражеским истребителем Ме-109. Георгий поспешил ему на помощь и спикировал не "Мессер", который загорелся и упал в море. При возвращении на аэродром Москаленко встретил гидросамолёт противника "Гамбург-138" и удачно атаковал его. Два сбитых самолёта за один боевой вылет - блестящий результат Гвардии капитана Г. В. Москаленко.

...Эвакуация морем в эти дни дорого обошлась врагу. Авиация Черноморского флота 10 Мая потопила в районе Мыса Херсонес 28 судов, в том числе, 2 дизель - электрохода "Тея" и "Тотила", водоизмещением по 6000 тонн. Только на "Тее" погибло 3500 солдат и офицеров противника. 11 Мая авиаторы - черноморцы потопили и повредили на переходе морем Севастополь - Констанца 16 транспортов, барж, лихтеров и катеров.

В этот день Герогий Москаленко сделал свой 519-й боевой вылет.

Рано утром он получил приказ: в составе эскадрильи прикрыть 12 штурмовиков Ил-2 из состава 47-го авиаполка, наносивших удар по транспортам противника в районе мыса Херсонес.

Базировались самолёты тогда на аэродроме Саки. Организацию взаимодействия в полёте по маршруту и при атаках кораблей конвоя отработали на стоянке самолётов. Ведущим группы Ил-2 назначили Младшего лейтенанта Георгия Попова ( впоследствии Герой Советского Союза ), ведущим истребителей - Москаленко.

При подходе к мысу Херсонес в эфире повелительно прозвучала команда ведущего группы штурмовиков: "Цель впереди, справа !"

Четвёрки Ил-2, ведомые Лейтенантом Владимиром Марковым, Младшими лейтенантами Георгием Поповым и Виктором Глухарёвым, с ходу ринулись в атаку. На кораблях заметили угрозу в тот момент, когда штурмовики уже пикировали. Удар оказался снайперским. На двух транспортах вспыхнули пожары.

Второй заход штурмовики выполнили с горки. Теперь к горящим транспортам прибавились пожары на баржах. Залпы зениток не сбили с курса пилотов Ил-2. Не бездействовали и воздушные стрелки.

После выполнения задания штурмовики отошли от конвоя. Москаленко, как и в прежние вылеты, приказал своему заместителю Гвардии капитану Борису Маслову сопровождать "Илы" до аэродрома, а сам остался над целью, чтобы ещё раз ударить по катерам и понтонам.

Борис Маслов был достаточно опытным воздушным бойцом. В числе первых лётчиков - истребителей ВВС Черноморского флота, в первый же день войны он открыл счёт боевым вылетам с аэродрома Измаил и вступил в бой с немецой авиацией. В этот же день он одержал и свою первую победу - сбил румынский самолёт SET-15. В этот же день получил своё первое ранение.

В 6-й Гвардейский ИАП, Борис пришёл в Сентябре 1942 года из 62-го авиационного полка и к концу войну уничтожил, лично и в группе с товарищами, около десятка вражеских самолётов. Одна из последних его побед была одержана 23 Августа 1944 года.

Когда истребители стали уже уходить с набором высоты, в наушниках неожиданно раздался голос с командного пункта полка: "Посмотрите, утонул ли транспорт у берега южнее Херсонеса !?"

Приказ - есть приказ. Истребители развернулись и снова со снижением, обходя горящие корабли противника, стали отыскивать транспорт. Он гореть уже перестал, накренился. Чтобы не удлинять маршрут, решили на повышенной скорости со снижением пересечь Херсонес, оставив под правым крылом мыс Фиолент, а слева Севастополь.

Только они появились над сушей, как огненные трассы "Эрликонов" заполонили всё вокруг. Мгновенно свечой взмыли вверх, но было уже поздно ! Раздался удар в правое крыло самолёта Москаленко. Затем - взрыв и пламя. Самолёт перевернуло вверх колёсами.

С обгоревшими руками и лицом Георгий открыл фонарь кабины, вывалился из машины и раскрыл парашют. Тысячи огненных светлячков потянулись с земли в сторону белого купола.

Он натянул стропы одной стороны купола и начал скользить. Огненные трассы пошли выше. Георгий приземлился. Стрелять продолжали. Кое - как освободился от парашюта, пополз. Вокруг рвались снаряды. Спрятаться было негде. Слева разорвался снаряд, осколками которого Москаленко перебило левую руку.

Вгорячах он вскочил и побежал. Противник прекратил огонь и Георгий, опомнившись, увидел небольшую воронку и залёг в неё. Только уж очень маловатой она оказалась. Немцы снова открыли огонь. В результате - ещё 4 раны. Истекая кровью, он слышал немецкую речь, бесконечную стрельбу и разрывы. Мысленно умолял наших артиллеристов прикрыть его. Те, очевидно, понимая положение лётчика, открыли беглый огонь. Георгий попытался сделать перебежку, но не смог. Не позволяли раны...

Начало быстро темнеть. Стрельба постепенно прекратилась и наступила тишина. Георгий с большим трудом высунулся из воронки. Встать он не мог, но приближение человека услышал. Подбежавший солдат тихо сказал: "Лётчик, вставай !"

Только на третьи сутки Москаленко пришёл в сознание, в небольшом полевом госпитале, в селе Эскели, где были всего один врач - хирург и медицинская сестра. Состояние здоровья его было крайне тяжёлое, можно сказать, критическое.

В течение 6-ти дней однополчане безуспешно искали Москаленко и посчиталиего уже погибшим. Но жена лётчика, работавшая медсестрой в части и в это время находившаяся здесь же, в деревне Саки, убедительно и настойчиво просила командира полка Михаила Авдеева продолжать поиски. Меха ник самолёта Николай Гуриков на "перекладных" добрался до Севастополя, где и отыскал в одном из госпиталей своего командира. Через 2 дня за Москаленко прилетел санитарный По-2...

Полковой врач диву давался, как Георгий смог выбраться из преисподней. К нему в самолёт посадили жену Валерию и отправили обоих в госпиталь.

Шесть месяцев пришлось лётчику залечивать раны, восстанавливать здоровье. Затем он вернулся в строй, в свой родной 6-й Гвардейский дважды Краснознамённый Севастопольский истребительный авиационный полк.

Там отважный лётчик и узнал о том, что он награждён орденом Отечественной войны 1-й степени... посмертно.

В послевоенное время Гвардии подполковник Г. В. Москаленко готовил для ВВС Черноморского флота и для авиации ВМФ лётные кадры. Ушёл в запас по состоянию здоровья, но и после этого ещё долго продолжал вести активную военно - патриотическую работу в организациях оборонного общества ДОСААФ.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру