Кумир.Ру

Ганс Каммлер

Категории › ВоенныеФашисты войск СС

Ганс Каммлер

обергруппенфюрер и генерал СС

Имя: Ганс
Фамилия: Каммлер
Дата рождения: 26.08.1901
Гражданство: Германия

Родился в 1901 году в Штеттине. Записавшись в 1919 году добровольцем в армию, служил во «Фрайкоре Россбаха». С 1919 по 1923 изучал строительство в Мюнхене и Данциге.

Вошел в НСДАП 1 марта 1932, состоял на различных административных должностях, в частности был главой отдела строительства при Имперском министерстве авиации.

20 мая 1933 года Каммлер вступил в СС (№ 113.619). С 1 июня 1941 года и до конца войны руководил строительными проектами СС (с 1 февраля 1942 года — глава управленческой группы С (строительство) Главного экономического управления СС). Ему принадлежало авторство проекта пятилетней программы по организации концентрационных лагерей СС на оккупированных территориях СССР и Норвегии. Каммлер принимал участие в проектировании лагеря смерти Аушвиц (Освенцим).

1 сентября 1943 года Каммлер назначен особоуполномоченным рейхсфюрера СС по программе «А-4» («оружие возмездия»); отвечал за строительные работы и поставки рабочей силы из концентрационных лагерей.

В марте 1944 года Каммлер в качестве представителя Гиммлера входит в «авиационный штаб», состоящий из высших чиновников Люфтваффе и Министерства вооружения. Рейхсмаршал Герман Геринг, глава Люфтваффе и номинальный преемник Гитлера, поручает ему переместить все стратегические авиационные объекты под землю. С 1 марта 1944 Каммлер руководит строительством подземных заводов по производству истребителей.

Через три месяца Гиммлер доложил Гитлеру, что за восемь недель было построено десять подземных авиационных заводов общей площадью в десятки тысяч квадратных метров.

29 августа 1945 года генерал Мак Дональд отправил в штаб-квартиру ВВС США в Европе список шести подземных заводов, на которые к тому моменту удалось проникнуть. На каждом из них до самого последнего дня войны выпускались авиационные двигатели и другое специальное оборудование для Люфтваффе. Каждый из этих заводов занимал от пяти до двадцати шести километров в длину. Размеры туннелей составляли от четырех до двадцати метров в ширину и от пяти до пятнадцати метров в высоту; размеры цехов — от 13000 до 25000 квадратных метров.

Однако, уже в середине октября в «Предварительном донесении о подземных заводах и лабораториях Германии и Австрии», направленном в штаб ВВС США, констатировалось, что последняя проверка «выявила большое количество немецких подземных заводов, чем предполагалось ранее». Подземные сооружения были обнаружены не только в Германии и Австрии, но и во Франции, Италии, Венгрии и Чехословакии. Далее в донесении говорилось: «Хотя немцы до марта 1944 года не занимались масштабным строительством подземных заводов, к концу войны им удалось запустить около ста сорока трех таких заводов». Было обнаружено еще 107 заводов, построенных или заложенных в конце войны, к этому можно прибавить еще 600 пещер и шахт, многие из которых были превращены в конвейеры и лаборатории по выпуску вооружения. «Можно только предполагать, что бы произошло, если бы немцы ушли под землю перед началом войны» — заключает автор донесения, явно пораженный размахом немецкого подземного строительства.

8 августа 1944 года, вслед за назначением Гиммлера на пост руководителя министерства вооружения, Каммлер становится генеральным руководителем проекта «V-2» («А-4»). Он управляет всем процессом — начиная с производства и размещения и заканчивая ведением боевых действий против Англии и Нидерландов. Именно он непосредственно руководит ракетными атаками. Эта позиция, благодаря его неизменному вниманию к деталям, дает возможность Каммлеру изучить весь процесс управления стратегической программой вооружения — возможность, которая до этого не представлялась никому в Третьем рейхе.

С 31 января 1945 года Каммлер уже уполномоченный Вождя по разработке реактивных двигателей, а также руководитель всех ракетных программ — как оборонительных, так и наступательных. А 6 февраля 1945 года Гитлер пожизненно перекладывает на него всю ответственность за воздушное вооружение (истребители, ракеты, бомбардировщики).

В начале апреля 1945 года, когда советская армия находилась уже на подступах к Берлину, Гитлер и Гиммлер передали под прямое руководство Каммлера все секретные системы вооружения Третьего рейха, аналогов которым не было ни у одной из стран участниц антигитлеровской коалиции. Крайне любопытна, если не сказать, удивительна уверенность руководства Рейха в том, что Каммлеру удастся сотворить чудо. 3 апреля 1945 года Йозеф Геббельс пишет в своем дневнике: «Фюрер вел длительные переговоры с обергруппенфюрером Каммлером, который несет ответственность за реформу Люфтваффе. Каммлер справляется со своими обязанностями великолепно, и на него возлагаются большие надежды».

Итак, в Третьем рейхе все сколько-нибудь перспективные открытия и разработки в области передовых технологий находятся в распоряжении СС в лице обергруппенфюрера СС генерала Ганса Каммлера. Тем удивительнее, что его имя почти не упоминается в стандартных ссылках на Люфтваффе или ее крупные программы. Однако, несмотря ни на что, Каммлер — во главе сверхсекретного исследовательского центра («мозгового центра СС»), в задачи которого входит внедрение технологий для создания секретного оружия «второго поколения».

Если четвертый вид нового оружия, о котором упоминал Гитлер в беседе с маршалом Антонеску 5 августа 1944 года и о котором вскользь упоминает Бержье, существовал на самом деле, то он должен был находиться в ведении генерала СС Ганса Каммлера и его Sonderstab.

Известно, что Спецштаб Каммлера был организовал в секции компании «Шкода», располагавшейся в германском протекторате Богемия и Моравия. Еще в марте 1942 года Гиммлер формально передал СС управление заводом «Шкода» — гигантским промышленным комплексом, расположенном в Пльзене и Брно. Причем Шпеер ничего не знал об этой операции, до тех пор, пока Гитлер не сообщил ему об этом как о свершившемся факте.

Правой рукой Каммлера стал генеральный директор «Шкоды», почетный штандартенфюрер СС полковник Вильгельм Фосс. Они получили добро от Гитлера и Гиммлера на руководство специальным проектом, который был настолько засекречен и неподвластен официальному контролю, что казалось, что его просто не существует. Показательно, что ни глава Люфтваффе Геринг ни министр вооружений Шпеер не знали о существовании проекта.

Финансирование программ проходило через Фосса, который отчитывался непосредственно перед Гиммлером. По всей Германии были отобраны перспективные ученые, невзирая на степень политической лояльности режиму. Вокруг их работы было воздвигнуто тройное кольцо безопасности, которое обеспечивали специально отобранные функционалы контрразведки СС. Эти кольца безопасности были созданы вокруг заводов «Шкоды» в Пльзене, Брно и вокруг административного центра в Праге.

Уже после войны в беседах с журналистом, выпускником Кембриджа Томом Агостоном, Фосс описывал деятельность ученых из штаба Каммлера как не имеющую аналогов среди других видов технологий, появившихся в конце войны, в сравнении с которыми заурядными казались даже проекты «V-1» и «V-2». В списке спецпроектов были ядерные установки для ракет и самолетов, передовые управляемые снаряды и зенитные лазеры

Важный момент — испытания проводились не на самой «Шкоде», а в полевых условиях. Таким образом, Спецштаб Каммлера функционировал как координационный исследовательский центр.

После встречи с Гитлером, состоявшейся как мы помним 3 апреля 1945 года, Каммлер перемещает свою штаб-квартиру (не путать со Спецштабом) из Берлина в Мюнхен. Перед тем как окончательно покинуть Берлин он наносит прощальный визит Шпееру, во время которого намекает ему, что тому также стоит перебраться в Мюнхен, а также, что «СС предпринимает попытки устранить фюрера».

Затем Каммлер сообщает Шпееру, что планирует связаться с американцами и в обмен на гарантию свободы предложит им все — «реактивные самолеты, а также ракеты „А-4“ и другие важные разработки». А также то, что он собирает всех квалифицированных экспертов в Верхней Баварии, чтобы передать их армии США.

«Он предложил мне участвовать в его операции, — писал Шпеер, — которая, несомненно, сработает в мою пользу».

Шпеер отказывается от предложения Каммлера.

Последний раз Каммлера видят в Обераммергау в гостинице «Ланг». Нечаянным свидетелем разговора Каммлера с начальником его штаба, оберштурмбанфюрером СС Штарком стал Вернер фон Браун. По его словам они собирались сжечь свои мундиры и ненадолго затаиться в монастыре XIV века в Эттале, расположенном в нескольких километрах от Обераммергау.

Вскоре после окончания войны в руки американской контрразведки попадает правая рука Каммлера, Вильгельм Фосс. На допросе он сообщает о существовании Спецштаба Каммлера на заводе «Шкода». Однако агенты остаются настолько бесстрастны к сообщению о специальной группе, обладающей необычайными военными секретами, что у него складывается впечатление, что им уже все известно.

Фосс предлагает бросить все силы на поиски Каммлера, «пока его не схватили русские», и вновь агенты не проявляют к его словам никакого интереса. И это люди, которые представляют стратегические интересы страны, «возглавлявшей крупнейшую грабительскую операцию того времени с участием армии флота и военно-воздушных сил, а также гражданских лиц».

В этой связи на память приходит мгновенный рывок на восток 16-й бронетанковой дивизии Третьей армии Паттона. Полностью проигнорировав соглашения, подписанные между чешским правительством в эмиграции и Советским Союзом, войска 16-й бронетанковой дивизии, двигаясь на восток от Нордхаузена, 6 мая 1945 года пересекают чешскую границу и вступают в Пльзень, находящийся в самом сердце советской оккупационной зоны. Американские войска на шесть дней захватывают завод «Шкода», пока 12 мая 1945 года там не появляются части Красной армии. После протестов со стороны Советского Союза Третья армия вынуждена уйти. Согласимся, что шесть дней — немалый срок.

Еще одним звеном в цепи странных обстоятельств, связанных с историей генерала Каммлера является почти полное забвение самого его имени и роли в истории Третьего рейха. Весьма странной представляется та необъяснимая легкость, с которой это имя было предано забвению сразу после окончания войны. А ведь, как мы помним, этот неординарный человек считался одним из самых могущественным и влиятельных государственных чиновников Третьего рейха.

В процессе поисков сведений о Каммлере, уже упоминавшийся нами Том Агостон выяснил, что его имя даже не упоминалось на Нюрнбергском процессе — невероятный факт, если учесть какую важную роль играл этот человек в кругах приближенных к Гитлеру. Более того, нет никаких указаний на то, что его даже пытались искать, как прочих военных преступников.

Существуют четыре противоречащих друг другу версии смерти генерала Каммлера. Согласно первой, он покончил с собой 9 мая 1945 года в лесу между Прагой и Пльзенем. По второй версии он погиб в тот же день под обстрелом, когда выбирался из подвала разрушенного бомбами дома. По третьей версии в тот же день он застрелился в лесу недалеко от Карлсбада. Четвертая версия, основана на двух документах, которыми располагало немецкое и австрийское общество Красного Креста сразу после войны. В первом документе, написанном родственником, о Каммлере говорилось как о «пропавшем без вести». Согласно этому документу, последнее известие о Каммлере пришло из Эбензее в Штайермарке (Австрия). Во втором документе, основанном на показаниях неизвестных «товарищей», утверждалось, что Каммлер мертв. Место захоронения указано не было.

Первые три варианта объединяет одна общая деталь — до капитуляции Каммлер находится в Праге или в ее окрестностях. Один из свидетелей, упомянутый Агостоном, — чиновник из пражского регионального управления строительного подразделения Главного экономического управления СС вспоминал: «Каммлер прибыл в Прагу в начале мая. Его не ожидали. Он не сообщил заранее о своем прибытии. Никто не знал, зачем он приехал, когда на подходе была Красная армия».

У Каммлера была единственная веская причина для того, чтобы проделать этот путь — документация группы по специальным проектам, находящаяся на «Шкоде» и в ее административных офисах в Праге.

В Эбензее Каммлера также хорошо знали. Именно здесь в горах на берегу озера Траунзе е, в 1943 году под его командованием была начата работа по созданию гигантского подземного комплекса для строительства МБР «А-9»/«А-10», получившего кодовое наименование «Zement».

Туман отчасти начинает рассеиваться благодаря сведениям, предоставленным польским ученым Игорем Витковским, предпринявшим собственные изыскания в этой области. Согласно его источникам, во время допроса Рудольфа Шустера — высокопоставленного чиновника из министерства безопасности Третьего рейха, на котором присутствовали глава польской военной миссии в Берлине генерал Якуб Правин и полковник Владислав Шиманский, были получены сведения о существовании т. н. «генерального плана — 1945», и функционировавшей в его рамках «специальной эвакуационной команды», в составе которой Шустер оказался 4 июня 1944 года. Эта информация вызвала нешуточную тревогу, поскольку Правину и Шиманскому удалось выяснить, что за «генеральным планом — 1945» стоял Мартин Борман.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру