Кумир.Ру

Гай Катулл

Категории › ИскусствоЛитератураПоэтыКлассики

Гай Катулл

самый первый римский поэт

Имя: Гай
Фамилия: Катулл
Гражданство: Италия

КАТУЛЛ, ГАЙ ВАЛЕРИЙ (Gaius Valerius Catullus) (ок. 84 – ок. 54 до н.э.), римский поэт, более всего известный своими краткими, насыщенными страстью любовными стихами. Как едва ли не все латинские поэты, Катулл – провинциал, он родился в Вероне на севере Италии. Вероятно, его семья отличалась богатством и знатностью, поскольку Юлий Цезарь не раз гостил у отца Катулла, и сам Катулл, хоть он и рассыпается в комичных жалобах по поводу паутины в своем кошельке, мог содержать одну виллу на Сирмионе (полуостров на озере Бенак, совр. Гарда) вблизи Вероны и вторую – на отрогах Сабинских гор. В ранней молодости Катулл переехал в Рим и там, не считая нескольких отлучек, провел все годы своей недолгой жизни.

Молодой провинциал с хорошими связями мог сделать карьеру на форуме и в суде, однако в Катулле не было практической жилки, и он всецело отдался поэзии и любви. Катулл вошел в группу молодых поэтов «неотериков» (т.е. «новых поэтов»), усвоивших некоторые элементы техники ученой александрийской поэзии. Двух наиболее выдающихся поэтов этой группы Катулл считал своими ближайшими друзьями: Гая Гельвия Цинну, который сопровождал его в Вифинию, и Гая Лициния Кальва, аристократа и довольно известного политика. По-видимому, Катулл отлично освоился в столичных литературных и светских кругах, где он вскоре повстречался с будущей героиней своих стихотворений – Лесбией. Судя по всему, в жизни ее звали Клодией, она была женой Квинта Цецилия Метелла Целера, консула 60 до н.э., и сестрой Публия Клодия Пульхра, личного и политического врага Цицерона. Клодия, происходившая из старинного рода, отличалась красотой и ветреностью и воспринимала блестящего молодого поэта Катулла как очередного любовника, но для Катулла она сделалась страстью и мукой на всю жизнь. Незадолго до 57 до н.э., уже ввергнутый в отчаяние неверностью Клодии, Катулл получил еще одно горестное известие: его брат, единственный родственник, которого он любил, скончался в Малой Азии вблизи Трои. Весной 57 до н.э. Катулл выехал в Вифинию, где он год томился в свите проконсула Гая Меммия, поэта-дилетанта и не слишком искреннего эпикурейца, которому Лукреций посвятил свою поэму О природе вещей. Катулл, очевидно, надеялся извлечь из этой поездки какую-то материальную выгоду, однако его постигло разочарование, и в двух стихотворениях, написанных по возвращении (10; 28), он резко обличает скупость и неблагородство Меммия. Находясь в Вифинии, Катулл посетил могилу брата и в трогательном стихотворении (101) описал совершенный им заупокойный обряд и торжественное прощание с могилой: «atque in perpetuum, frater, ave atque vale» («и навеки теперь здравствуй, мой брат, и прощай»). Весной 56 до н.э. Катулл покинул Вифинию на приобретенном им небольшом судне и после посещения Родоса, а также, вероятно, некоторых прославленных городов Эгейского моря вернулся на родину, в Сирмион (46; 31; 4). Дата его смерти не установлена. Св. Иероним пишет, что Катулл родился в 87 до н.э. и умер в Риме в возрасте 30 лет, однако, поскольку ряд стихотворений написан после 57 до н.э., Иероним ошибается либо относительно даты рождения Катулла, либо относительно его возраста на момент смерти. Наиболее поздние из упоминающихся в его лирике событий относятся к 55–54 до н.э.

Помимо немногочисленных фрагментов, до нас дошло 113 стихотворений Катулла, каждое от 2 до 403 строк. Еще три произведения (18–20) сомнительного авторства современные издания опускают. Стихотворения делятся на три группы: короткие с использованием самых разнообразных размеров (1–17; 21–60), более длинные, также различные по метрике (61–68), и короткие стихотворения, написанные элегическим размером (69–116). Поскольку сам Катулл вряд ли стал бы распределять свои произведения столь формальным образом, следует предположить, что сборник был скомпонован его друзьями и опубликован посмертно. По-видимому, сам Катулл успел издать сборник меньшего размера, поскольку первое стихотворение, посвящение старшему другу Корнелию Непоту, явно предшествует книге.

Среди стихотворений Катулла наиболее прославлены те, которые описывают блаженство и горести его романа с Лесбией. Датировать большинство из них не представляется возможным, но многие явно написаны прежде прочих. Одно из наиболее ранних (51), переложение любовного стихотворения гречанки Сафо с Лесбоса (отсюда псевдоним Лесбии), передает изумление поэта перед тем человеком, который в состоянии спокойно взирать на Лесбию и рассудительно беседовать с ней: сам он погружается при виде нее в полное смятение. К ранним стихотворениям относится и страстное прославление жизни и любви: «vivamus, mea Lesbia, atque amemus» («будем, Лесбия, жить, любя друг друга», 5). Другие стихотворения изображают Лесбию забавляющейся с ручным воробьем (2), ее горе по поводу смерти этого любимца (3), муки Катулла из-за неверности Лесбии (58), наполняющие его противоречивые чувства, «odi et amo» («ненавижу и люблю») (85), горечь и отчаяние поэта (11; 8; 76). Многие из коротких стихотворений Катулла обращены к друзьям или же метят во врагов, ибо Катулл оказался равно талантлив в любви и ненависти. С друзьями он задушевен и нередко игрив: одного он шутливо упрекает в скрытности в любовных делах (6), другого радостно приветствует по возвращении из Испании (9), третьему шлет забавное приглашение на обед (13). Врагов Катулл высмеивает и поносит беспощадно, даже Юлий Цезарь не избежал его нападок, хотя в конце концов Катулл с ним, похоже, помирился. В коротких стихотворениях Катулл попеременно бывает и страстным, и непристойным, и изящным, и остроумным, и проникновенным, но повсюду он производит впечатление полной естественности. Из больших произведений особенно интересны три. В блистательной экзотической поэме (63) описывается судьба Аттиса, юного афинянина, который приплыл в Малую Азию и там, в припадке религиозного исступления, себя оскопил; завершающие поэму три строки от первого лица позволяют предположить, что эта история имела для Катулла некое символическое значение. Еще одно произведение (64) сам Катулл, вероятно, оценивал как свой шедевр: это красивый, искусно сложенный эпиллий (поэма на мифологический сюжет) в духе александрийской школы, посвященный бракосочетанию Пелея и Фетиды, со вставной новеллой о расставании Тесея с Ариадной. В другом большом стихотворении (68), написанном высоким слогом, но несколько бессвязно (быть может, на самом деле это не единое стихотворение), Катулл откликается на просьбу друга прислать ему стихотворное утешение и рассказывает о своем собственном горе, вызванном смертью брата и разочарованием в Лесбии. Тем самым Катулл, едва ли не случайно, создал первую латинскую любовную элегию, это своеобразное соединение учености и страсти, которую следом за ним развивал Проперций. Место смерти брата – окрестности Трои – вероятно, навело поэта на мысль обратиться к мифу о Лаодамии и Протесилае. В безжалостно погубленной любви Лаодамии к Протесилаю, который первым из греков погиб под Троей, Катулл видит прообраз того, что довелось испытать ему самому. Катулл обрел популярность еще при жизни. Поэты следующего поколения, Овидий и Проперций, называют его своим учителем в жанре любовной поэзии; Вергилий прилежно изучал Катулла; и даже Гораций, отнюдь не симпатизировавший неотерикам, подражал некоторым его про изведениям. Из позднейших поэтов Катуллом, похоже, интересовался один лишь Марциал. Поскольку Катулла, в отличие от Вергилия и Горация, не включили в круг авторов, изучаемых в школе, в эпоху империи его читали все меньше и меньше, так что его имя упоминается лишь Плинием Старшим, Квинтилианом, Авлом Геллием и немногими другими. На протяжении почти всего Средневековья Катулл пребывал в забвении, разве что эпиталамий (62) был включен в антологию, сохранившуюся в рукописи 8–9 вв., а веронский епископ Ратер писал в 965, что «читает прежде не известного ему Катулла». В начале 13 в. некоему уроженцу Вероны посчастливилось обнаружить старую ветхую рукопись (возможно, бывшую в руках Ратера). С этой рукописи, впоследствии утраченной, были сделаны две копии, от которых, в свою очередь, произошли многочисленные изводы 15 в. Если бы не эта

счастливая случайность, поэзия Катулла осталась бы почти совершенно неизвестной современному миру.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру