Кумир.Ру

Фелицитас Фон Ностиц

Категории › СемьяДети

Фелицитас Фон Ностиц

потомок Суворова

Имя: Фелицитас
Фамилия: Фон
Гражданство: Германия

С Фелицитас фон Ностиц мы познакомились на одной конференции в Берлине. Что-то притягивало меня в этой женщине. Ее красота и благородство, простота и одновременно загадочность. Мы разговорились. Случайно выяснилось, что моя собеседница - потомок легендарного Александра Суворова, полководца, не проигравшего ни одного сражения. Графиня Фелицитас фон Ностиц родилась 4 ноября 1944 года в городе Зигмаринген под Ульмом в семье дипломата. Мне всегда хотелось узнать, как складывалась судьба потомков великих людей, особенно тех, кто волей случая оказался за пределами России. Об этом и спросила графиню Фелицитас.

-Расскажите, как ваши предки по линии Суворова оказались в Германии?

-Отец моей прабабушки по линии отца Георг Мюнстер в середине 19 века был дипломатом в Санкт- Петербурге. Как-то на одном званном балу он познакомился с молоденькой княгиней Александрой Голицыной внучкой Александра Суворова. Александра тогда была замужем за старым князем Долгоруким. После его смерти Мюнстер женился на ней и увез ее к себе на родину в Германию. Они венчались летом 1847 года в городе Веймаре в славных традициях русской православной и лютеранской (протестантской) церквей. И поселились в родовом замке Мюнстера - Дернебург.

Александрин, как ее на французский манер величали немецкие родственники, родилась в 1820 году в Санкт-Петрбурге и умерла во Флоренции в 1884 году. У нее была очень тяжелая судьба, но это уже другая история...

-А какую роль в вашей семье играл Александр Суворов?

-Я выросла с анекдотами о Суворове.

Всем известно, что Суворов был чуть-чуть чудак. Помню папа мне рассказывал, что Суворов, как петух кричал "ку-ка-реку" перед началом битвы. Он ненавидел свою собственную наружность. Как-то в гостях у австрийского императора Суворов расколотил зеркало в комнате его Величества, потому что не желал видеть в нем своего отражения. В семье рассказывали, что мой предок очень любил белых лошадей и разъезжал на них не в форме, как положено полководцу, а в белой рубахе...

-Каким вы видите Суворова?

-Суворов жил войной.

Для меня Суворов демон и гений войны. Он был очень одарен, его талант вести войну был сверх понимания. И я всю мою жизнь была одновременно испугана и очарована им...

-В вашей семье много мистических историй...

-О да! Есть среди них и тяжелые. От Суворова до меня семь поколений, и, знаете, я рада, что я - в седьмом. В нашей семье рассказывали о двух проклятьях - первое - по семейному преданию - было послано на пять поколений полководца за его битву под Варшавой....Странной была смерть сына Суворова - Аркадия. В 30 лет он утонул, спасая тонувшего кучера, на реке Рымне. - той, на которой его отец одержал победу над турками и за которую получил титул графа Рымнинского. В семье рассказывали, что несчастными были все его дети, внуки и правнуки..., одним словом всех пяти колен коснулось это проклятие.

Второе проклятие якобы было послано монашками, изгнанными из монастыря. Здание монастыря было перестроено в родовом Дернебург. В этом замке как раз и жили многие потомки Суворова, начиная с Александрин вместе с Георгом Мюнстером и детьми. Говорят, что все, кто жил в этом замке, рассказывали о том, что встречали там духов и привидения...

-Кто из ваших предков Вас особенно притягивает?

-Во-первых моя прапрабабушка Александрин Голицына, внучка Суворова. В семье рассказывали, что она была очень эксцентрична, любила появляться на охоте верхом на лошадях в мужском одеянии, стреляла прямо из окон замка из своих длинноствольных револьверов, покуривала сигары и вообще была женщина неординарная. Она же собрала оркестр из немецких крестьян и устраивала в замке Дернебург грандиозные балы. Еще в детстве я видела этот образ и думала, что все русское - это что-то фантастическое.И конечно моя бабушка Элен фон Ноститц, внучка Александрин - известная писательница, подруга Рильке. Дело в том, что, когда я училась, в нашу школьную программу была включена ее книга, которая называлась "Старая Европа". Одна из глав ее была посвящена поездке в Россию. Эта книга произвела на меня такое сильное впечатление, что я решила непременно когда-нибудь посетить Родину своих предков...

-Вы ощущаете историю своих предков как груз или как вдохновение? Давит он или освобождает?

-Это две стороны одной медали. С одной стороны, это груз, он давит на меня. Иногда я хочу избегать предков, но они все время "ловят" меня... Это очень сложно, чувствуешь себя эпигоном. Я поняла, однако, что это большое духовное богатство. Через своих предков я пришла к пониманию России...

Будто бы Бог поставил мне задачу стать маленьким мостом между Россией и Германией, чтобы оба народа чуть лучше понимали друг друга... Да-да, я маленький мостик, и то, что я написала, является как бы "камнями" этого мостика .

-Вы изучали русский язык с детства?

-В детстве с подачи родителей я читала русских классиков. Кстати, мама, например, часто говорила, что у меня русский характер... Русский язык я начинала изучать в пятидесятых годах в Брюсселе, где работал мой отец. Моей первой учительницей была старая русская эмигрантка мадам Агапьева. А позже я поступила на филологический факультет Боннского Университета, где изучала восточно-европейскую историю и славистику.

-А в вашей диссертации Вы не исследовали тайные черты характера Суворова?

-После окончания Университета я написала диссертацию о походах Суворова в Швейцарию и Италию. Один из аспектов моей диссертации - образ русских того времени. Это очень интересный аспект. Мне кажется, что русские в те времена были очень похожи на современных русских.

-Какой была ваша первая поездка в Россию?

-Летом в 1966 году сто студентов из западной Европы проходили трехмесячный курс русского языка в Санкт-Петербурге. Я была включена в группу.

И вот странно, чувство, что я уже жила в России у меня появилось, как только поезд подъехал к перрону... Невский, Фонтанка, монастырь Александра Невского...все свое, родное. Конечно, прямолинейные улицы - это не так сложно. Но ведь до своей поездки я не прочитала ни одной книги о Петербурге. Это было мистически, но я поняла, что я уже жила там.

-Изменилось ли Ваше отношение к русским после поездки в Россию?

-После поездки в Ленинград я полюбила русских людей, их отношение к жизни. Мне нравилась мечтательность русских. Это было как в книгах Достоевского... Что мне действительно нравится- это удивительная сила русских прощать. Я надеюсь, что русские не потеряют их сардонического юмора... Не случайно и в книге Суворова "Наука побеждать" присутствуют именно такие психологические мотивы.

-Вы начинали историком, а оказались журналистом?

-Да, мне показалась, что история - это "дом мертвых". А я хочу жить среди живых, и только позже я поняла, что романтики были правы, говоря, что все времена духовно - одно время.

Первую мою статью я написала будучи еще студенткой для модного тогда журнала "Твен". 10 страниц о моем путешествии в Ленинград. Ленинград "без переводчика" и без цензуры... Это была моя первая проба в журналистике. И начало моего большого пути. Я всегда очень любила кино, поэтому большинство моих работ было так или иначе связано с кино.

Книга о Тарковском, портреты для газет "Frankfurter Allgemeine ", "Die Zeit" - Элема Климова, Ларисы Шепитько, Глеба Панфилова, Отара Иосилиани и других великолепных русских режиссеров, писателей и другие работы - все мои темы были русскими.

-Вы написали вместе с Майей Туровской книгу о Тарковском?

-Да. Я всегда очень любила кино. А в 1967 году в Мюнхене я познакомилась с Майей Туровской. В Москве в 1976 году я предложила ей написать книгу о Тарковском. В России сделать книгу о Тарковском в то время было невозможно. И мы решили издать книгу в Германии. И в 1981 году книга была издана. Она называлась "Кино как поэзия. Поэзия как кино".

Это была первая книга о Тарковском во всех германоговорящих странах Европы.

-Как Вы открыли для себя связь Тарковского с немецкими романтиками?

-Мне кажется, что многие русские художники - скрытые романтики... С раннего детства я буквально "болела" сказками Брентано и Гофмана, стихами Новалиса. В картине "Солярис" Тарковского бросается в глаза то, как русский режиссер "одухотворяет" природу. И здесь - явная параллель с немецкими романтиками. Или, например, женский образ в фильмах Тарковского. Женщина - душа земли. Именно так ее описывали романтики. Все свои наблюдения я подробно описала в главе "Следы немецкой романтики в фильмах Андрея Тарковского" в уже упомянутой книге о нем.

-Ваша работа окунула вас и в мир православия. Как это было?

-Параллельно с кино я открыла для себя православный мир. Я не ортодоксальный католик, мне всегда был интересен путь православия. В Ленинграде я впервые побывала на православной церковной службе. Это было погружение в мир иной. Позже я поехала на несколько дней в один православный монастырь и сделала большой материал для радио и немецких газет... Может быть, в старости, Бог знает, я еще стану православной...

-А что чувствует Ваша душа в слове "Германия"?

-Германия для меня жива через литературу Гете, романтические сказки Гофмана, стихи Новалиса, позже Рильке... Берлин? ...Нужно много духовной энергии для того, чтобы жить в Берлине. Я думаю, что Берлин - великий город.

-Вы любите заниматься хозяйством? Есть ли у Вас прислуга?

-Я обожаю готовить... Из русских блюд - борщ... Для пирожков я слишком ленива. Это правда, что я всегда готовлю теплый обед своим детям. Прислуги у нас нет, только миленькая уборщица. Еще у бабушки Элен в Берлине было 6 слуг... Но сейчас другие времена.

-У вашей бабушки бы л свой литературный салон в Берлине? Связывает ли вас что-то с ним?

-Да, как я говорила, моя бабушка была писательница и дружила со многими известными писателями. И, кстати, интересно, но у меня сейчас нечто похожее -небольшой литературный круг из десяти человек. Время от времени мы собираемся, обычно у кого-то дома. Выбираем автора, один из нас делает небольшой доклад, и затем мы его горячо обсуждаем.

-А что Вы думаете о современной ситуации в России?

-Я думаю, что Россия находится в сложном положении. Мы в Германии только сидим, наблюдаем, многого не понимаем. Конечно, понятно, что там борьба...

Бог знает, каков будет исход этой борьбы, ведь судьба России - тайный закон истории...

-Как Вы думаете, у Вас русская душа?

-Часть моей души, наверное, русская, иначе быть не может... Как-то моя русская подруга мне сказала: "Феля, ты уже жила на наших нивах...".

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру