Кумир.Ру

Дмитрий Татаренко

Категории › ВоенныеЛетчики

Дмитрий Татаренко

Летчик истребитель

Имя: Дмитрий
Фамилия: Татаренко
Дата рождения: 23.05.1921
Гражданство: Россия

Родился 23 Мая 1921 года в посёлке Новоантоновский, ныне Коченевского района Новосибирской области, в семье крестьянина. Окончил школу № 20 в городе Шахты ( Ростовская область ). Работал и учился в аэроклубе. С 1939 года в Красной Армии, год спустя окончил Ейское военное авиационное училище морских лётчиков.

С Июня 1941 года в действующей армии. Сражался в составе 5-го и 11-го истребительных авиационных полков. Защищал Ленинград.

К Марту 1943 года командир эскадрильи 3-го Гвардейского истребительного авиационного полка ( 61-я авиационная бригада, ВВС Балтийского флота ) Гвардии Капитан Д. М. Татаренко совершил 550 боевых вылетов, в 102 воздушных боях сбил лично 14 самолётов противника и 8 в составе группы. 24 Июля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В 1945 году окончил Высшие офицерские курсы ВВС ВМФ, в 1953 году Военно - Морскую академию, в 1962 году Военную академию Генерального штаба. С 1967 года Генерал - Майор авиации Д. М. Титаренко - в запасе. Жил в Кисловодске ( Ставропольский край ). Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Нахимова 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды ( дважды ), медалями и иностранным орденом. Почётный гражданин городов Ленинград и Таллин.

* * *

О Дмитрии Митрофановиче Татаренко снимали фильмы, рассказывали известные писатели, сверстники - однополчане с благоговением говорили о нём как о герое Гангута, Ханко, рыцаре Балтийского неба...

Дмитрий Татаренко родился 23 Мая 1921 года в посёлке Новоантоновка, ныне Коченевского района Новосибирской области, в семье крестьянина. Окончив среднюю школу, работал навалоотбойщиком в шахте, учился в аэроклубе. В 1939 году был призван в ряды Красной Армии и год спустя окончил Ейскую военно - морскую авиациионную школу лётчиков. Закалка, которую Татаренко получил в шахтах Донбасса, вскоре пригодилась ему в дни суровых испытаний в блокадном Ленинграде и небе Балтики.

С первого дня Великой Отечественной войны - на фронте. О лётчиках, охранявших небо над городом на Неве с гордостью и восхищением говорили тогда ленинградцы и красноармейцы Волховского и Ленинградского фронтов. Не случайно одного из героев своего романа "Балтийское небо" Николай Чуковский назвал Татаренко. Будучи корреспондентом газеты "Лётчик Балтики", писатель не раз бывал в авиационном полку, встречался с однополчанами пилота. Здесь от Сергея Рябушкина он впервые услышал ласковое "наши цыганчата" ( за пышные, чёрные кудри товарищи часто называли Дмитрия Татаренко "цыгончонком" ). Их, мужественных и смелых соколов, было в полку 19.

Даже после войны Дмитрий Митрофанович с теплотой и благодарностью вспоминал Лунина, Кузнецова, Рябушкина, чьи находчивость и мужество были для него примером. Много героических страниц в боевой истории Гвардейского полка, но одна из них памятна особо - защита полуострова Ханко, именовавшегося в прошлом Гангутом.

Ханко оказался для противника крепким орешком, хотя его гарнизон состоял лишь из стрелковой бригады, инженерно - строительной части, погранотряда, береговой артиллерии и небольшой авиационной группы. В первые дни войны вражеские самолёты совершали беспрерывные налёты на базу. Однажды 8 "Юнкерсов" прорвали наш противовоздушный заслон и устремились к Ханко. Неожиданно навстречу им из - за облаков вынырнули краснозвёздные истребители. Впереди группы шли Дмитрий Татаренко и Василий Голубев.

Дмитрий уже видел, как на фюзеляже и плоскостях одного из "Юнкерсов" всё отчётливее вырисовываются недавно совсем незаметные, расплывчатые кресты. Вот враг под крылом самолёта Татаренко. Дмитрий немного сбавил газ и нажал гашетку пулемётов. Огрызаясь очередями, "Юнкерс" увертывался от атак истребителя. Маленький юркий "ястребок" сновал вокруг тяжёлой машины, пока она не вспыхнула. "Ещё один закончил свои "победные" виражи в балтийском небе", - подумал, провожая взглядом падающую в море машину, Татаренко.

Ни на один день не оставлял противник в покое защитников Ханко: с земли их обстреливала артиллерия, с воздуха терзали самолёты. По первому зову балтийские лётчики поднимали в воздух свои машины, не давали немецким бомбардировщикам сбрасывать бомбы на землю героического полуострова... Много дней и ночей шли кровопролитные бои за Ханко. В Ноябрьские дни 1941 года защитники Москвы, восхищаясь подвигами гангутцев, писали в "Правду": "Пройдут десятилетия, века пройдут, а человечество не забудет, как горстка храбрецов, патриотов земли Советской показывала примеры невиданной отваги и героизма".

А вот что писала о нём газета "Правда" от 3 Сентября 1941 года:

"Был жестокий воздушный бой, вспоминая который даже и повидавшие виды лётчики потом покачивали головами: "Каша в воздухе была..." Немцы устроили звёздный налёт - бешеную попытку прорваться к объекту, охраняемому балтийскими лётчиками. В воздухе дралось одновременно более сотни самолётов.

В этой труднейшей обстановке массового боя спокойно и отважно действовал Младший лейтенант Дмитрий Татаренко, самый молодой лётчик в полку. Этот бой был у него одним из первых - до этого он отлично показал себя на штурмовках, ухитряясь из самого пекла выводить машину без единой пробоины.

В этой кипящей "каше", помогая своим, огрызаясь от чужих, Татаренко нацелился на вражеский бомбардировщик и погнался за ним - упорно и неотступно. Так молодой кречет, ворвавшись в стаю ворон, гонит и клюёт жертву, исполненный ярости и восторга, чувствуя подмывающую силу в своих, вчера лишь окрепших крыльях, - гонит, не видя других, весь охваченный страстным желанием - догнать и закогтить...

Чёрный сильный ворон - вражеский "Мессер" заметил опасного птенца. Он стал бить по нему изо всех своих пулемётов и пушек, он падал вниз в пике, стремясь отклеиться от насевшего "ястребка". Затем, он пополз вверх, отыскивал своих, чтобы навести под их огонь яростного преследователя. Но тот, жужжа, неотвязно крутился возле, скупо и точно поражая его короткими очередями пуль, пока те не нашли опасных щелей в бронированном теле и не сбросили огромную машину в последний безнадёжный штопор...

В кипящей в небе "каше" стремительно взмывающих и пикирующих самолётов Татаренко увидел проносившийся вплотную мимо него ураган их трёх машин: наш "ястребок" гнался за "Мессером", не видя в горячке боя, что за ним самим гонится второй немецкий истребитель. Ещё секунда - и эта бешено мчащаяся цепочка машин скрылась бы из поля обстрела. Решать нужно было мгновенно.

Татаренко изловчился и из всех своих пулемётов дал с 50 метров губительный огонь по проносящемуся над ним концевому самолёту. Пули врезались в чёрное пузо. Что было дальше, Татаренко не успел заметить, ибо сам уже висел вниз головой, гоня своего "ястребка" назад, вдогонку за промчавшимся врагом. Но когда он выровнял самолёт и ринулся в атаку, "Мессер", уже пылая, падал вниз, туда, где ждала его твёрдая, жестокая к таким пришельцам земля".

...Бои шли уже на подступах к Ленинграду, 3-й Гвардейский авиаполк, в котором служил Дмитрий, был переброшен на его защиту. Гвардии Лейтенант Татаренко водил уже в это время звено "Лавочкиных". В ожесточённых боях в районе Синявина "Юнкерсы" в сопровождении "Мессеров" пытались прорвать оборону, чтобы бомбить наши аэродромы, артиллерийские и зенитные позиции.

Однажды утром, когда над горизонтом ещё висела сизая дымка тумана, восьмёрка наших истребителей взмыла ввысь. У командира звена Татаренко ведомым на этот раз был Сергей Рябушкин. Долгие дни и месяцы войны они не расставались друг с другом, делили радости и невзгоды, научились понимать друг друга без слов.

Как только "Лавочкины" оказались в заданном квадрате, из - за облаков вывалилась десятка "Юнкерсов" в сопровождении "Мессеров". На раздумья времени уже не оставалось: надо принимать бой, враг не должен долететь до Ленинграда. Командир эскадрильи покачал крыльями - атакуем ! Разделившись на два звена, "Лавочкины" набирали высоту. Звено Татаренко отсекало "Мессеров" от бомбардировщиков, другое вступило в схватку с "Юнкерсами".

В клочьях седых туч сновал один из "Мессеров". "Что за виражи он там выделывает ? - мелькнула мысль у Дмитрия. - Перехитрить хочет, отвлечь. Не выйдет". Круто развернув свой истребитель, Татаренко пошёл в лоб ведущему Ме-109. Пальцы привычно нажали гашетку, и длинная очередь настигла врага. Его машина вспыхнула и, объятая пламенем, упала на землю.

Татаренко продолжал атаку. Ему удалось зайти в хвост другому вражескому истребителю. Вот он в сетке прицела. Казалось, точная очередь прошила самолёт противника - он перевернулся через крыло и камнем полетел вниз. Но нет, враг схитрил, сделал вид, что подбит. Развернувшись, он пошёл на боевой разворот, приближаясь к нашему истребителю. Противник умело маневрировал, уводя свою машину от огня, стремясь выйти в хвост "Лавочкину". Татаренко резко развернул самолёт и снова пошёл в лоб "Мессеру". Противник пытался свернуть, но в это мгновение Рябушкин точной очередью поразил врага.

В тот день ни один вражеский самолёт так и не долетел до цели, не сбросил бомбы на город. А на аэродроме с нетерпением ждали возвращения смелых соколов. В воздух полетели пилотки, когда они приземлились. Никто не обратил внимания, как к Дмитрию подошёл Николай Чуковский, по - братски обнял героя: "Ленинградцы благодарят вас". Потом крепко пожал руки боевым друзьям Татаренко.

В потрёпанной лётной книжке Дмитрия появлялись новые строчки и цифры боевых вылетов, уничтоженных самолётов. После прорыва блокады Ленинграда на его счету числилось 9 побед ( 2 из них - в группе ). При этом 2 бомбардировщика Ju-88 были сбиты им в один день - 27 Января 1943 года. После этого наступил период ожесточённых боёв, и к Марту его боевой счёт возрос до 22 сбитых самолётов ( 8 из них - в группе ). 24 Июля 1943 года отважный воздушный боец был удостоен звания Героя Советского Союза.

...Вновь и вновь уходили крылатые парни за облака, в голубизну балтийского неба, дерзко и смело сражались, легко и радостно вздыхали, когда под крылом самолёта показывалась родная база, под колесами шуршала земля. Но тяжело было на душе, когда сгорали в небе, не долетев до дома, боевые друзья...

Летом 1943 года рабочие и колхозники Горьковской области на собранные средства приобрели эскадрилью истребителей. Эти машины были поставлены в части ВВС от имени земляков великого советского лётчика, Герой Советского Союза, Валерия Чкалова. Все эти истребители имели надпись - "Эскадрилья "Валерий Чкалов", на одной из сторон фюзеляжа.

Во многих случаях, на машинах имелась и другая надпись - "От колхозников и колхозниц Горьковской области" - на другой стороне. Одна из таких машин, с жёлтым номером "62", была передана в Августе 1943 года Дмитрию Татаренко. На этом самолёте он одержал несколько побед. При этом, в число его жертв иногда попадали довольно "матёрые воздушные волки"...

Так, 22 Сентября 1943 года заместитель командира 4-го ГвИАП Гвардии Капитан Д. М. Татаренко ( к тому времени он был переведён в состав уже этого полка ), сбил в районе Новой Ладоги новый немецкий истребитель FW-190. Пилот "Фоккера" - унтерофицер Фридрих Розенталь ( имевший 45 побед ) из состава 5/JG 54, совершил вынужденную посадку на советской территории и попал в плен.

24 Мая 1944 года звено FW-190 из состава 5/JG 54 вылетело на "охоту" за небольшими судами Балтийского Флота. Для уничтожения противника была поднята четвёрка Ла-5ФН из 4-го Гвардейского авиационного полка. В завязавшемся бою над Финским заливом ( севернее острова Котлин ), один из немецких пилотов - унтерофицер Хейнц Бузхан ( имевший 21 победу ), пропустил атаку из задней полусферы и его "Фокке - Вульф", сбитый заместителем командира полка Героем Советского Союза Гвардии Капитаном Д. М. Татаренко, упал в море и затонул.

7 Августа 1944 года лётчики 4-го Гвардейского авиаполка, севернее Чудского озера провели очередной воздушный бой с четвёркой "Фокке - Вульфов" известной немецкой истребительной эскадры JG 54 "Grunherz". В ходе этой схватки замкомполка 4-го ГвИАП Герой Советского Союза Капитан Д. М. Татаренко, верно рассчитав манев, сбил ведущего немецкой четвёрки. Им оказался командир I-й Группы JG 54 Майор Хорст Адамейт ( фото слева внизу ), имевший на своем счету 166 побед. Немецкий ас покинул горящий "Фоккер", спасся на парашюте и попал в плен. Ведущий второй пары, сбитый Героем Советского Союза Капитаном Е. Т. Цыгановым - унтер - офицер Ханс Лорр ( имевший 41 победу ) погиб.

...Война откатывалась на запад, к границам Г ермании. Авиаполк, в котором командовал теперь эскадрильей Дмитрий Татаренко, оказывался всегда в самых горячих точках. Долог был путь к Победе. И когда из репродуктора донёсся знакомый голос Левитана, все замерли на аэродроме, затаив дыхание. Они стояли и смотрели на ликующую счастливую толпу, а в груди звенело: Победа ! Победа !

Это и он приблизил заветный час нашей Победы: 587 успешных боевых вылетов совершил к концу войны лётчик - истребитель Дмитрий Титаренко, в воздушных боях он сбил 14 самолётов лично и 11 в группе с товарищами ( другие источники указывают на 15 личных и 8 групповых побед ).

После войны Дмитрий Митрофанович ещё долгие годы не расставался с авиацией, окончил две академии. Он командовал авиационным соединением, летал на реактивных машинах, заботливо растил молодую смену авиаторов. В 1967 году Генерал - Майор авиации Д. М. Титаренко вышел в запас и поселился в Кисловодске ( Ставропольский край ).

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру