Кумир.Ру

Азимжан Аскаров

Категории › ГосударствоДеятели

Азимжан Аскаров

Лидер правозащитной организации "Воздух"

Имя: Азимжан
Фамилия: Аскаров
Гражданство: Кыргызстан

Предыстория

Азимжан Аскаров - лидер правозащитной организации "Воздух". У милиции Базар-Коргонского района, где проживает правозащитник, с ним старые счеты. Аскаров неоднократно занимался жалобами людей, ставших жертвами пыток в местном РОВД.

Он добивался наказания виновных и в дикой истории с изнасилованием молодой женщины в ИВС Базар-Коргонского района. Пострадавшая, Зулхумор Тухтаназарова, была задержана по обвинению в краже вывешенного для просушки белья, в изоляторе она провела восемь месяцев. Ее неоднократно насиловали сотрудники милиции, кроме того, они выступали в качестве сутенеров -"продавали" ее мужчинам, отбывавшим предварительное заключение в том же изоляторе. Женщина забеременела, ее отвезли в роддом, где ей пришлось рожать в наручниках, под наблюдением милиционера. Ребенок умер вскоре после рождения. Задержанную после этого вернули в изолятор. В конце концов ее отпустили по решению суда, который дал ей год условно.

Аскаров, который обошел все возможные инстанции, добился того, что двое следователей были уволены, на четырех милиционеров завели уголовные дела. В итоге, правда, они отделались условными наказаниями.

Местные силовики обвиняли правозащитника в клевете и грозили ему тюрьмой. Летом 2006 года прокурор Базар-Коргонского района Расул Умаров заявил правозащитнику, что свои статьи, касающиеся пыток и других злоупотреблений, тот должен обязательно согласовывать с прокуратурой. Аскарову было сказано, что его публикации являются "односторонними и возбуждающими межнациональную вражду". Впрочем, при "режиме" Курманбека Бакиева, которого нынешняя киргизская власть обвиняет в авторитаризме и преследовании инакомыслящих, избавляться от правозащитника, отправляя его за решетку, силовики все же не стали.

Когда правозащитника (уже при новой власти) задержали по обвинению в причастности к беспорядкам, его отвезли в тот же самый ИВС Базар-Коргонского РОВД. Процесс по его делу формально проходил в соседнем районе, но фактически заседания проводились в селе, расположенном всего в 15 километрах от Базар-Коргона. Вне зависимости от сути обвинений, которые были предъявлены Аскарову, резонно было задаться вопросом, может ли он в таких условиях рассчитывать на личную безопасность и справедливый суд. Но власти сделали вид, что все в порядке. Перевести задержанного в другой изолятор и перенести дело в другой суд они отказались.

Правозащитники из Human Rights Watch, посетившие изолятор, рассказали о том, как об Аскарове отзывались милиционеры. "Вы, наверное, думаете, что он такой белый и пушистый, но мы-то знаем, что это за тварь", - сказал один. Другой заявил, что правозащитника без дальнейших разбирательств следует казнить. "До тех пор, пока Аскарова окружают милиционеры, готовые разорвать его на куски, его жизни и здоровью угрожает реальная опасность", - отмечала по этому поводу сотрудник HRW Анна Нейстат.

Задержание

Аскаров был задержан 15 июня. Всего через несколько дней после того, как в Джалалабадской области прошла волна погромов и столкновений, в которые оказались вовлечены представители киргизской и узбекской общин (к 15 июня беспорядки уже пошли на спад). За два дня до задержания правозащитник снял на видео группу погромщиков, которых сопровождали вооруженные сотрудники милиции, даже не пытавшиеся остановить поджоги и грабежи.

Родственники Аскарова считают, что именно из-за этого видео за ним и пришла милиция. Брат задержанного заявил, что сотрудники силовых структур пытали Азимжана, требуя, чтобы он указал, где находится видеокамера с компрометирующими записями. В доме Аскарова прошел обыск. По словам брата, милиционеры избили его самого прикладами автоматов, после того как он сказал, что не знает, где хранятся записи.

Сам правозащитник был избит уже при задержании (это подтвердил представитель аппарата омбудсмена Киргизии, посетивший ИВС). В изоляторе избиения продолжались. Адвокат, которого пустили к задержанному только через несколько дней, сфотографировал следы побоев. В прокуратуре сначала вообще отрицали, что задержанному нанесены какие-либо травмы. Затем факт побоев признали, но заявили, что правозащитник был якобы избит сокамерниками. От самого задержанного силовики получили заявление, в котором утверждается, что никто из милиционеров его не бил. Достоверность такого заявления, впрочем, вызывает сомнения. "При допросах применяются пытки, - рассказывал его адвокат Нурбек Токтакунов. - Я сам видел, как к Азимжану Аскарову заходили амбалы и заставляли подписывать документы".

В прокуратуре между тем твердили, что ситуация находится в законных рамках. Местных силовиков поддержал и вице-премьер Азимбек Бекназаров, курирующий во временном правительстве силовые структуры. Он заявил, что задержанного правозащитника никто не бьет, что у следствия есть доказательства его вины и что решать его судьбу будет суд. Дескать, ни он (Бекназаров), ни правозащитники на исход дела влиять не должны.

Теперь, комментируя приговор, вынесенный Аскарову, его адвокат полагает, что позиция вице-премьера все же сыграла определенную роль. "Сосредоточение контроля за силовыми структурами позволило Азимбеку Бекназарову влиять на процессы, в частности на судопроизводство по делу Азимжана Аскарова", - заявил юрист. А позиция Бекназарова по июньским событиям вполне однозначна. Вице-премьер открыто поддерживает ошского мэра Мелиса Мырзакматова, назвавшего себя киргизским националистом и давшего погромам (от которых в большей степени пострадали узбеки) следующую оценку: "Узбеки покушались на суверенитет Киргизии. Мы им дали отпор".

Обвинения

Официально Аскарова обвинили в причастности к нападению на сотрудников милиции, которое было совершено 13 июня в Базар-Коргонском районе. При нападении один из милиционеров был убит, еще 13 получили ранения.

Следствие утверждает, что в тот день правозащитник вместе с лидерами узбекской диаспоры призывал местных жителей к беспорядкам, участвовал в блокировании автотрассы, а также подстрекал толпу к нападению на милиционеров. "На требование сотрудников ОВД и УСНБ о прекращении нарушения закона и разблокировании дороги мужчины узбекской национальности по указанию Азимжана Аскарова совершили вооруженное нападение на работников милиции, в результате чего тринадцати из них были причинены телесные повреждения различной степени тяжести, один убит", - говорилось в заявлении прокуратуры.

Правозащитнику предъявили обвинения по десяти статьям Уголовного кодекса, включая "покушение на соучастие в захвате заложника", "возбуждение национальной вражды", "массовые беспорядки", "соучастие в умышленном убийстве", "соучастие в убийстве сотрудника правоохранительных органов". Вдобавок его обвинили в "незаконном хранении боеприпасов" (в доме Аскарова, как заявляет следствие, было найдено 10 патронов).

По этому делу в качестве обвиняемых проходили еще несколько человек (некоторые по итогам процесса также были приговорены к пожизненному заключению). Они дали показания против Аскарова. Правда, когда на суде он стал задавать им уточняющие вопросы: "Скажи конкретно, когда я там был? Где я стоял? Что я говорил?", - то ответов не получил.

О суде следует сказать особо. Фактически он проходил под диктовку многочисленных родственников убитого милиционера. На протяжении всего процесса они угрожали юристам, представлявшим противоположную сторону, и даже нападали на них. Судья, как отмечает Voice of Freedom, им это позволял. "Исход дела уже ясен, никто и не пытается выслушать наше мнение, наши аргументы, - жаловался один из адвокатов обвиняемых. - Судья не удалял людей, которые матом кричали на нас все 4-5 часов процесса, не дал возможности задать вопросы, молча наблюдал за грубыми нарушениями процессуального кодекса".

Выступая с последним словом, Аскаров заявил, что невиновен, а суд, руководствуясь сфабрикованными обвинениями, "оставляет на свободе истинных убийц".

В целом, если допустить, что правозащитник действительно виновен в некоторых или даже во всех предъявленных ему обвинениях, то даже в этом случае приговор выглядит чрезмерно жестким. Пожизненный срок за призыв к беспорядкам? За хранение десяти патронов? Даже за призыв к убийству милиционера? Можно вспомнить, что во время апрельского мятежа пострадали более 700 сотрудников милиции, двое милиционеров погибли. И что же, те, кто тогда избивал людей в форме и стрелял в них, тоже получили пожизненные сроки? Нет, напротив, они считаются "героями революции". Один из лидеров мятежа Болот Шерниязов (как впоследствии заявили сотрудники правоохранительных органов, именно он провоцировал толпу нападать на милиционеров в Таласе - городе на севере страны, где начались беспорядки) за свои "подвиги" получил пост главы МВД. А избитых милиционеров он назвал "жертвами свергнутой власти".

Узбекский уклон

Насколько важно для Киргизии расследование июньских беспорядков, объяснять, наверное, не нужно. Это не тот случай, когда виновных можно "назначить". Если реальные организаторы и участники беспорядков останутся безнаказанными, они могут повторить то, что произошло тогда на юге. Вдобавок, если власти действительно рассчитывают восстановить в стране межнациональное согласие, то ни одна из общин не должна почувствовать, что вину за погромы пытаются свалить на нее.

Между тем уже вскоре после окончания беспорядков с юга стали поступать сообщения, что при зачистках (необходимых для поиска погромщиков, изъятия оружия и освобождения заблокированных кварталов) милиция действует избирательно. Зачистки, по данным правозащитников, проводились главным образом в узбекских кварталах и селах, сопровождались избиениями, грабежами и вымогательством. "Механизм заработка простой, - рассказывал "Фергане.Ру" один из жителей Сузака (Джалалабадская область). - Узнают, кто из узбеков побогаче, приезжают в дом, арестовывают всех мужчин, а иногда даже женщин. Потом угрожают, что нашли в доме наркотики и оружие, и требуют деньги за то, чтобы не открывать уголовное дело".

Власти, как водится, все обвинения сначала отвергали. Правда, в конце июля в комендатуре Оша сообщили, что за злоупотребления наказаны около 130 милиционеров (их привлекли к дисциплинарной ответственности). Однако вскоре после этого Генпрокуратура выступила с опровержением, заявив, что о наказанных милиционерах ничего не знает.

В августе Human Rights Watch опубликовала доклад об июньских событиях и их расследовании. Правозащитники констатировали, что следствие ведется с явным "узбекским уклоном" (то есть именно среди узбеков силовики прежде всего ищут виновных). Об этом свидетельствуют и официальные данные. По информации на начало августа, к примеру, по обвинению в причастности к беспорядкам были арестованы 243 человека, из них 213 узбеков и 29 киргизов. При этом власти к тому времени уже признали, что большинство из погибших в ходе беспорядков - узбеки (по официальным данным на начало августа, погибли 204 узбека и 93 киргиза).

Представителей руководства Киргизии уже не раз обвиняли в том, что они пошли на поводу у киргизских националистов (типа ошского мэра Мырзакматова) и вместо того, чтобы честно расследовать июньские события, продолжают давить на узбекскую диаспору. Власти, конечно, эти обвинения отрицают. Но начавшиеся суды по делам о погромах показали, что "узбекский уклон" сохраняется. Как сообщило радио "Азаттык" (региональная служба Радио Свобода), первый процесс завершился 3 сентября в Кара-Сууйском районе (все пятеро обвиняемых - этнические узбеки). 15 сентября возобновился другой процесс (в городе Ноокен): все восемь подсудимых - узбеки. За два дня до этого в Джалалабадской области начался еще один процесс: и снова все обвиняемые (11 человек) являются представителями узбекской общины.

P.S.

С осуждением приговора Азимжану Аскарову выступили омбудсмен Киргизии, местные правозащитники, организации Human Rights Watch и Amnesty International. Будут ли их протесты услышаны киргизскими властями, сказать сложно. Если вспомнить историю о том, как киргизские националисты заблокировали приезд в страну полицейских консультантов из ОБСЕ (вопреки мнению центральной власти, готовой принять такого рода помощь), перспективы вмешательства Бишкека в дело правозащитника (представителя узбекской диаспоры) представляются сомнительными.

Хотя руководство республики, конечно, руководствуется другими соображениями. Как выразился один из пользователей киргизского форума Diesel, "такой приговор приведет в экстаз титульный электорат, что критически важно накануне выборов..."

Неужели настолько важно?

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру