Кумир.Ру

Анастасия Гиренкова

Категории › ИскусствоКиноАктеры

Анастасия Гиренкова

Актриса

Имя: Анастасия
Фамилия: Гиренкова
Дата рождения: 29.04.1974
Гражданство: Украина

Их когда-то знала вся страна. Утром, после премьеры, они просыпались знаменитыми. Шли годы, мы взрослели, а герои любимых фильмов так и оставались детьми.

Талантливая игра в детском возрасте не означает «звездной» актерской судьбы во взрослой жизни. Некоторые из них после одной роли на всю жизнь «заболевают» кинематографом и очень страдают от своей невостребованности. Иные (но их меньшинство) становятся хорошими актерами. А основная масса просто выбирает другую профессию и вспоминает свое «актерское» детство, как самый замечательный опыт в жизни.

Знакомьтесь: Анастасия Гиренкова. Девочка-актриса Украины. Малоизвестная широкому кругу зрителей, но по количеству ролей она может тягаться только с нашим Джимом Хоккинсом - Федором Стуковым.

Как Вы попали на съемочную площадку?

- Это было летом 1980 года. Страна готовилась к открытию летних Олимпийских игр. Эстафета олимпийского огня проходила через многие крупные города Советского Союза, в том числе и Киев. Это было знаменательное событие для нашего города, поэтому встречать Олимпийский огонь на центральную улицу вышли практически все киевляне. В их числе была и я. Вот в этой толпе меня и заметила Марина Кучеренко – ее муж, Анатолий, работал режиссером по актерам в картине Николая Малецкого «Будем ждать, возвращайся!».

Шквал ролей обрушился сразу после выхода?

- Нет, звонков не было, по крайней мере, год. И как оказалось, неслучайно: просто кто-то изъял мою анкету из картотеки киностудии им. Довженко.

Как выяснилось позже, этим «кто-то» оказался дядя Толя Кучеренко. Он не хотел, чтобы съемочный процесс мешал учёбе в школе (вскоре после премьеры фильма я пошла в первый класс). А вот во втором классе были новые предложения сняться в фильме. Причем «находили» меня для съемок в кино не всегда в картотеке актерского отдела. Помню, как-то второй режиссер пришел отбирать детей во Дворец пионеров, где я занималась в ансамбле народного танца. Не знаю, чем я ему приглянулась, но сниматься в кино опять пригласили меня.

Но это, конечно же, не значит, что все пробы в кино оканчивались положительно. Иногда приходилось ждать месяцами, а ответа все не было и не было… Однако, я была востребована в другой сфере киноискусства – озвучании и дубляже. Свою первую роль я озвучивала самостоятельно, помогла мне в этом Людмила Логийко. Благодаря ей меня приглашали озвучивать практически все детские роли в фильмах, снятых или дублированных на киностудии им. Довженко.

Как Вы себя воспринимали на экране?

Реакция была неожиданной. Помню свои первые слова, когда увидела себя на экране: «Какая она маленькая!», чем вызвала смех у мамы. Вообще, восприятие себя на экране – сложный процесс. Ведь за каждым эпизодом в фильме возникают целые картинки из жизни: процесс съемок, общение с партнерами по фильму, какие-то смешные или грустные ситуации на съемочной площадке. Целостного впечатления от картины, как у рядового зрителя, нет. Это, скорее, похоже на калейдоскоп впечатлений.

Среди сыгранных ролей есть любимая?

Самая любимая роль – Поветруля в сказке «Иванко и царь Поганин». Я очень хотела сняться в роли принцессы, и моя мечта сбылась. К тому же, этот фильм больше других запомнился зрителям, и мне очень приятно, когда спустя более 20 лет меня узнают именно в этой роли и говорят: «А Вы мало изменились!»

Какая роль далась труднее всего?

Роль в фильме «Я Вам пишу…» была самой сложной и потому – самой интересной. Фильм повествует о переписке молодой украинской художницы Марии Башкирцевой и знаменитого французского писателя Ги де Мопассана. Мария Башкирцева была больна чахоткой и умерла в молодом возрасте. Но остались ее письма к великому писателю, которые она подписывала разными (вымышленными) именами. То она представлялась стариком-учителем гимназии, то старой девой, то занудной критикессой. И на все письма она получала ответы от французского писателя! И только лишь незадолго перед смертью она рассказала Ги де Мопассану правду – о себе и о своих чувствах к нему. Сложность роли заключалась в том, что мне пришлось играть сразу несколько персонажей, гротескных и комедийных. А в финале фильма – трагедию молодой женщины, слабой физически, но сильной чувствами.

На кого из своих экранных героинь Вы похожи?

- Я думаю, что роли, сыгранные мной в детстве, так или иначе, повторяют мой характер. Ведь самое ценное в детях-актерах – это их органичное поведение на экране.

С каким режиссёром было интересней всего работать?

- Трудно ответить однозначно и категорично. Во-первых, я не хочу обидеть никого из тех режиссеров, у кого мне посчастливилось сниматься. Все без исключения относились ко мне с отеческой любовью и уважением, как же я могу назвать самого-самого? Это так же сложно, как ответить на детский вопрос: «Кого ты больше любишь: маму или папу?».

Во-вторых, съемки фильма – увлекательный творческий процесс, поэтому мне было интересно работать в каждом фильме, независимо от его жанра. Но думаю больше, чем кто-либо пытался увлечь детей процессом творчества - Вячеслав Александрович Никифоров, на съемках «Большого приключения». Нас, детей, было шестеро. Оставлять одних без присмотра взрослых было просто опасно – родители далеко, учителя приходят в гостиницу проверять уроки два раза в неделю, никаких тебе наказаний, одним словом – свобода! Что мы только не придумывали, страшно вспомнить! То мороженым в лютый мороз объелись, то маникюр алым лаком на ногтях сделали! И это еще самые скромные примеры нашего безобразия! Вот и пришлось нашему режиссеру направить нашу неуправляемую детскую энергию в нужное русло. Для этого он придумал «звездную» систему поощрения: за каждую победу на съемочной площадке актеру вручалась маленькая офицерская звездочка. Они продавались в магазинах Военторга. По мере накопления пяти маленьких звездочек можно было обменять на более крупную, «серебряную», пять «серебряных» – на большую, «золотую». Так он поддерживал в нас дух соперничества.

Судя по фотографии, Ваша «звездочка» была другого плана… Проясните ситуацию, пожалуйста…

- Мы все были разные: и по возрасту, и по характеру. Потому и победы у каждого были свои. Я свою маленькую звездочку получила «За волю к победе»: мне надо было подойти к корове, повязать ей красную ленточку на шею и погладить ее. Но я так боялась подойти близко к ней , что и шага ступить не могла! Хотя в фильме «Иванко и царь Поганин» бесстрашно заходила в клетку к медведице! Но тем не менее, я смогла побороть свой страх и... заработала своё первое «золото».

Какие еще забавные ситуации происходили на съемках?

Забавные ситуации были и на этапе кинопроб. В сказке «Иванко и царь Поганин» претендентов на главные детские роли было несколько, в том числе, и на роль Иванко. Я пробовалась с двумя партнерами. Отрывок играли один и тот же, а вот что касается прически, тут решили поэкспериментировать – по-разному повязали ленточку в волосах. И как мне позже рассказали, худсовет после просмотра кинопроб вынес такое решение: «На роль Иванко утверждаем Гришу Павленко. А вот с претендентками на роль Поветрули не знаем как быть. Обе девочки хороши, выбирайте сами, какая из них вам больше нравится». Утвердили двух сразу, то есть меня.

С кем из детей-актеров, выших старых партнеров, поддерживаете отношения? Судьба кого-то из них вам известна ?

- После съемок «Большого приключения» я несколько лет переписывалась с Олей Богдановой (она играла Таню) и Антоном Дворниковым, они оба из Ленинграда. С Антоном у нас вообще сложились очень добрые дружеские отношения, мы друг другу нравились, и в фильме это заметно. Когда снимали сцену под дождем во время грозы, в финале которой моя героиня Яна целует Олега (его играл Антон) в щечку, я волновалась до дрожи в коленках! А Вячеслав Александрович, зная о нашей взаимной симпатии, специально после каждого отснятого дубля говорил: «Нет, не получилось! Переснимем еще раз!». И так десять дублей подряд!

К сожалению, сейчас, когда мы живем уже в разных государствах, общение прервалось, и я абсолютно ничего не знаю о судьбах моих друзей. Было бы здорово, конечно, встретиться спустя много лет, вспомнить детские годы!

Как принимали юную звездочку одноклассники? Поклонники были?

- У меня не было «звездной болезни», поэтому отношения со сверстниками складывались на равных. Правда, несколько раз по семейным обстоятельствам мне приходилось менять школу, и мои новые одноклассники подолгу не могли понять, откуда им знакомо мое лицо (я не кичилась, да и сейчас не кичусь фактами из своей биографии, начинать первой разговоры о том, что я снималась в кино, я всегда считала неприличным). Когда уже в лоб задавали вопрос: «А ты случайно не Поветруля?», тогда признавалась. Мальчишки даже придумали мне прозвище – Пол-литруля.

Какую роль, может быть, хотели сыграть, но не случилось…?

- Была такая роль – Липочка в фильме «Господи, прости нас, грешных» по повести Антона Павловича Чехова «В овраге». Это был последний фильм Артура Войтецкого. Уж не знаю почему, но утвердили другую девушку. Для нее это была первая и единственная роль. А для меня – настоящая драма: я настолько горела желанием сыграть Липочку, что исписала целую тетрадь ее внутренних монологов. Уже и мерки костюмеры сняли, и платье свадебное пошили… Да видно не судьба...

В сказке «Иванко и царь Поганин» вы снимались с Л.К Дуровым и Нодаром Мгалоблишвили? Ваши впечатления и воспоминания о взрослых актерах?

- Льва Дурова мы долго ждали на съемках в Бахчисарае. Он был очень занят в театре, и все не давал съемочных дней. Группа тем временем готовилась к съемкам сцены, где Поганину и его свите подают к обеду жареного барашка. Царь, отведав кушанье, отдает приказ «всыпать тысячу плетей» повару. Исходящий реквизит, жареного барашка, заказали местным кулинарам. Те постарались на славу – вся съемочная группа ходила посмотреть на аппетитного ягненка. Блюдо было таким большим, что едва поместилось в холодильник. Там барашек и пролежал почти месяц. В итоге, когда Лев Дуров наконец-то приехал на съемки, барашек источал далеко не аппетитный запах. Пришлось отрезать ему одну ногу, вместо нее приложить другую – свежую, прикрыть все это горкой зеленого лука, чеснока и зелени, и в таком виде подавать в кадр. Не мудрено, что за такой «кулинарный шедевр» вместо похвалы повар получил хорошую взбучку от Поганина.

Встреча с Нодаром Александровичем Мгалоблишвили – это просто подарок Судьбы(примечание героини). Я не встречала людей, более красивых и благородных, чем он.

Его взгляд был красноречивее тысячи слов. На память о совместной работе я просила каждого, с кем снималась, написать мне несколько слов. Из всех автографов я запомнила на всю жизнь только слова, написанные Н.А. Мгалоблишвили. Это были слова евангельской заповеди: «Люби ближнего».

В этом фильме участвовали животные, случались ли с ними курьезы какие-нибудь? В кадре с олененком, судя по всему, у Вас сложились хорошие отношения…

- В фильме «Иванко и царь Поганин» я снималась с олененком и с медведицей Настей. Олененок жил в ялтинском заповеднике, его, совсем еще маленьким, подобрал лесник. Маму олененка убили на охоте. Этот кроха едва держался на тоненьких ножках, пугался каждого шороха и каждый раз, когда перед камерой ударяли хлопушкой, убегал из кадра. Пришлось прибегнуть к маленьким ухищрениям: мне обильно смазали молоком руки, волосы, бусы , так что олененок ни на шаг не отходил от меня и не отпускал моих пальцев изо рта.

С медведицей Настей фокус с лакомством чуть не обернулся трагедией. По сценарию Поветруля должна зайти в клетку к медведице. Перед тем, как зайти в кадр, уж не помню кто, очевидно, из добрых побуждений вложил мне в ладошку кусочек сахара. Я сыграла сцену, собралась уже выходить из клетки, как неожиданно Настя сделала резкое движение в мою сторону. Дрессировщик, сидевший в небольшом гроте, специально устроенном в клетке, огрел свою подопечную железным кнутом. Потом он подошел ко мне и попросил показать, что у меня в кулачке. Я протянула руку с подтаявшим сахаром. «Помой, пожалуйста, тщательно руки и не давай ничего Насте, хорошо?», – попросил меня дрессировщик. Сцену мы отсняли. И только вечером, в конце съемочного дня, дрессировщик рассказал мне, что произошло и что могло случиться: медведица почуяла сахар, спрятанный в моей руке, и, отработав сцену, рассчитывала получить лакомство, как поощрение. Когда же я встала, чтобы выходить из клетки, Настя расценила это как неблагодарность и кинулась в направлении моей руки, чтобы отобрать сладость. Еще бы секунда, и я могла бы оказаться без руки.

В следующем фильме, где мне пришлось сниматься с удавом, я была уже не так бесстрашна. Когда мне сообщили, что предстоит сниматься со змеей, длиной в 20 метров, меня охватила паника. Признаюсь честно, я даже отправилась в зоопарк, чтобы посмотреть на живых удавов. Как же я была счастлива, когда на огромном табло прочитала информацию, написанную большими буквами: «Максимальная длина питонов – 12 метров». Хорошо, что съемки происходили в октябре, удав впал в спячку, поэтому подойти к нему было не так боязно. К тому же, дрессировщик питона успокаивал меня: «Не бойся его, знаешь, какая у него кличка? Спокойный!» Удав оказался спокойным настолько, что приходилось тормошить его в кадре, чтобы он хоть немного прополз по дереву.

Остались ли Вы тем ребёнком в душе или просто вспоминаете то время, как большое приключение детства?

- Будучи ребенком, общаясь со взрослыми коллегами на съемочной площадке, я и сама зачастую ощущала себя взрослой и самостоятельной. А оставаться ребенком в душе, несмотря на все жизненные испытания, способен далеко не каждый. Конечно, мне было бы приятно слышать о себе, что я сохранила детскую непосредственность и наивность. Но сама о себе так сказать, увы, я не могу. В один прекрасный день детство заканчивается, и начинается настоящее большое приключение – взрослая жизнь.

Когда поступали в театральный институт, на какое амплуа Вас брали?

- О, это ужасное слово «амплуа»! Дело в том, что я не поступила с первого раза в институт по причине «не соответствия амплуа внешним данным». То есть, проще говоря, из-за маленького роста. Якобы актриса маленького роста – прирожденная травести или инженю, а я, судя по мнению комиссии, по внутреннему содержанию вполне подхожу под категорию лирической героини. Вторая попытка поступить тоже грозила полным фиаско, та же история: «Вы маленького роста!». Благо Лесь Степанович Танюк, набиравший в тот год актерский курс, согласился меня прослушать дополнительно. И он взял меня к себе на курс, уж не знаю на какое амплуа. Я проучилась у него на курсе 1,5 года, играла Джульетту… А потом я перешла на курс Резниковича Михаила Юрьевича. И вот тут меня ждало испытание на прочность. Об амплуа травести, инженю и лирической героини я забыла напрочь года на полтора. Михаил Юрьевич со второго курса начал распределение ролей для предстоящего дипломного спектакля «Коварство и любовь» Шиллера. Как говорили педагоги, Настя – типичная Луиза Миллер. Но я была удивлена, когда узнала, что мне досталась роль леди Мильфорд – холодной, жесткой, расчетливой женщины, первой дамы государства. В педагогической практике Михаила Юрьевича это называется «роль на сопротивление». В период репетиционного процесса меня не покидало чувство, что я, как змея, протискиваюсь между камнями и снимаю с себя кожу. Зато, оглядываясь назад, я могу гордиться, что выросла в глазах мастеров сценического искусства от травести до драматической героини.

И как вы разобрались в глубинах собственного «Я»?

- Я думаю, что в 17 лет, когда я первый раз поступала в институт, я не слишком задумывалась над вопросом моего театрального амплуа. Во-первых, я не была знакома со спецификой работы в театре (опыт работы на съёмочной площадке и тон-ателье(озвучивание и дубляж) - это нечто совершенно другое). Помню, правда, один раз услышала от одного опытного актера, что я - характерная актриса. Я показала ему свои фотографии кинопроб к трем фильмам, сделанные в течение месяца («Дубровский», «Соломенные колокола»-фильм о Великой отечественной войне, и третий - современный фильм в жанре фантастики). Он внимательно посмотрел на три разных образа и отметил, что фото различны не только по внешним характеристикам (грим, костюм, прическа), но и по внутреннему настроению. «Чувствуется характер», - резюмировал актер. Но я не придала этому особого значения, характерная, да и ладно.

То есть самоанализом я себя не мучила в те годы. Для поступлення в ВУЗ выбирала репертуар тщательно, не искала легких путей, перечитала огромное количество пьес. Мне абсолютно не хотелось выбирать монолог героини «в розовых очках», напротив, я искала персонаж с характером, эдакую «штучку».

Выбрала монолог Бланш из пьесы Бернарда Шоу «Дома вдовца». Ой, мне так понравилась эта маленькая въедливая злючка, тщательно скрывающая свои истинные чувства!

Но опять же, я не ограничивала себя в выборе других ролей и персонажей, мне были близки и Липочка из чеховского «Оврага», и шекспировская Джульетта.

Острота выразительных средств в актерской игре (то, что и дает основание говорить об острохарактерности актера) появилась позже. Во-первых, помогло внутреннее раскрепощение, обретение свободы в способах самовыражения. Во-вторых, не удивляйтесь: острохарактерность, называемая порой эпатажем, стала появляться и в обыденном поведении. Думаю, что это стало следствием самозащиты, эдакой своеобразной маской.

Судя по Вашим фото и кинопробам Вам не чужд и жанр комедии?

- Чувство юмора меня не покидает и помогает справляться со многими проблемами. Я уже говорила, что очень люблю Чехова, и мне очень близка его деликатная, тонкая манера высмеивания пороков. Я не люблю черный, злой юмор, не понимаю современных шуток, над которыми ухахатываюся современные зрители. Единственная юмористическая программа, которая мне доставляет удовольствие – это «Большая разница». Все остальное я не смотрю, да и вряд ли стану смотреть. А что касается работы в комедии, то мне не так уж часто доводилось пробовать свои силы в этом жанре, буквально пара-тройка работ. Знаете, быть комиком – очень большая редкость среди актеров. Со мной на курсе учился актер, которому я не устану говорить комплименты и петь дифирамбы в честь его комедийного дарования. Когда в дипломном спектакле он выходил на сцену в пальтишке а-ля секонд-хэнд, в стоптанных башмаках, нечесаный, небритый и застывал в немой паузе на авансцене, неуверенно держась на шатающихся и дрожащих ногах, зал начинал буквально реветь, зрители скатывались с кресел, творилось что-то невероятное! Это особый талант – смешить публику и не переступать грань дозволенного в своих шутках.

Ваш любимый литературный (театральный) или киногерой?

- Затрудняюсь ответить, мне легче назвать любимого автора, нежели отдать предпочтение кому-либо из персонажей. А что касается театральных или кино- героев, то тут сложно разграничить любовь к персонажу и исполнителю. Например, мне нравится Иннокентий Смоктуновский в роли Деточкина, но это ведь не значит, что товарищ Деточкин – мой кумир! Хотя именно благодаря Смоктуновскому его персонаж вызывает и сочувствие, и симпатию, и сострадание.

Анастасия, я знаю,что у Вас есть очень хорошая возрастная роль- жены Л. Д. Троцкого. Расскажите немного о ней...

- Роль есть, и ее… нет. Сейчас объясню: над проектом исторической реконструкции о жизни Троцкого работало два режиссера (так бывает последнее время, начинает съемочный процесс один режиссер, а к выпуску готовит уже другой). Смена творческого состава обычно происходит из-за несогласия в тандеме продюсер-режиссер. В этом проекте новый режиссер озадачила меня необходимостью приехать на досъемку, когда я кардинально изменила стрижку. Очевидно, было принято решение весь отснятый материал, где я присутствовала, вырезать, а на роль Седовой взяли других актрис разного возраста. Мне же изначально было предложено играть жену Троцкого от момента их первой встречи до трагической гибели в Мексике. Оговорюсь сразу, что, учитывая малобюджетность подобных проектов, получить предложение: сыграть возрастную роль, пожалуй, самое интересное в данном случае, потому что на съемочной площадке сталкиваешься с реалиями нищеты студии, когда костюмы обветшали до неприличия, возрастной грим, требующий недешевых средств, ограничивается десятиминутной прорисовкой мимических морщин, прической занимаешься самостоятельно, да и еще наперед просчитываешь возможные трудности, которые возникнут в условиях натурных съемок. Но при всем этом благодаря то ли азарту режиссера, то ли ее веселому характеру, сниматься было интересно, а порой до невозможности смешно. Ну что Вы хотите, если нам, тридцатилетним актерам, доводилось изображать людей пенсионного возраста, обремененных внуками, но при этом прическа у моей героини после работы гримера более походила на стильную креативную завивку, нежели на стрижку 40-х годов прошлого века, сама героиня - на молодящуюся женщину бальзаковского возраста, собравшуюся то ли в ночной клуб, то ли на модную вечеринку, а дедушка Троцкий поражал воображение оператора необыкновенно синей бородой (следствие окраски все тем же гримом). Бедная наша режиссер-постановщик! Как она добивалась правды жизни в пластике наших героев в момент, когда они, напуганные внезапным обстрелом, прячутся под кровать! Ну не могут же 60-тилетние люди с легкостью проделывать сальто и демонстрировать чудеса акробатики в прыжках с кровати! Можете себе представить, в какой атмосфере мы работали, получая подобные замечания от нашего режиссера Марго! В общем, наши труды не увенчались успехом, в телевизионной версии Троцкого и Седову в период их жизни в Мексике играли актеры старшего поколения. Безусловно, у них получилось более органично и правдоподобно.

Кто из наших современников больше всего Вам импонирует ?

- Ой, среди наших современников столько ярких, интересных, умных, талантливых, мужественных людей, что боюсь, назвав кого-то одного, я тут же поспешу добавить следующего. Да и потом, со многими современниками я не знакома лично, может мне симпатичен некий образ, созданный масс-медиа, и я просто очарована мифом? А вообще-то, раскрою Вам секрет: я с детства мечтаю познакомиться с величайшим пианистом Евгением Кисиным. Если бы судьба подарила встречу с ним…

Какие значительные работы были у Вас во время учебы или по окончании института?

- Ну, я бы не стала называть работы «значительными», но дорогими сердцу и яркими, пожалуй, соглашусь назвать. Была такая работа на третьем курсе института по пьесе Чехова «Иванов». Нам было предложено выбрать любое произведение, разбиться на пары или тройки, и самостоятельно поставить несколько сцен. Это была, пожалуй, единственная для меня работа в театре, где событийный ряд в реальной жизни и в пьесе сплетались, прорастали, меняли мою жизнь, одним словом, эта работа была настоящим творчеством. Очень жаль, что жила эта работа всего каких-то полгода, но эти шесть месяцев были незабываемы!

У кого из современных режиссеров хотели бы сняться?

- У «своего» режиссера, которого очень надеюсь встретить.

Съемки в кино, на телевидении, преподавание в институте требует большой самоотдачи. Отдыхать удается? Как любите отдыхать?

- Театральная педагогика - это совершенно новый род деятельности для меня. Однажды попросили временно подменить педагога, ушедшего в отпуск. Я всего лишь помогаю слушателям курсов актерского мастерства постигать азы сценич еской речи. Это стало своеобразным толчком к поиску работы, вернее сказать: у меня появилось желание делиться своим опытом с жаждущими учиться. Мониторинг рынка труда показал, что одного лишь желания преподавать мало, надо еще чем-то удивлять!

Сейчас вот вынашиваю одну идею преподавания театрального мастерства актера в индустрии фэшн. Речь идет не о подготовке моделей-актеров (это авторская идея Вячеслава Зайцева, и кроме него этим никто не владеет). Я думаю над идеей создания дизайнерской коллекции художником не по наитию, а по «системе Станиславского». Любопытно? Объясню, что я имею в виду: создание коллекции как прочтение некоего произведения, каждая модель - внешне невербальное выражение персонажа. А что касается отдыха - мне порой не хватает творчества, я ищу любые возможности работать в этой сфере. Если труд приносит радость - это и есть своеобразный отдых. А классический отпуск в 24 дня обычно посвящаю отдыху на море.

Источник: peoples.ru

Скажи!

© Кумир.Ру