Кумир.Ру

Алексей Катрич

Категории › ВоенныеГерои

Алексей Катрич

летчик истребитель, генерал-полковник авиации, Герои Великой Отечественной войны

Имя: Алексей
Фамилия: Катрич
Дата рождения: 25.10.1917
Гражданство: Украина

Родился в семье крестьянина. Украинец. Окончил семилетку. Работал в колхозе «Червонiй факел». Окончил рабфак и поступил на 1-й курс Харьковского зоотехнического института.

В РККА с 1935 г. В 1938 г. окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков.

Служил летчиком в 27-м иап ВВС Московского военного округа. К началу войны 36 из 53 летчиков уже освоили МиГ-3. Но и они только приступили к полетам на боевое применение новой машины.

Участвовал в Великой Отечественной войне с июня 1941 г. Был заместителем командира эскадрильи 27-го истребительного авиаполка 6-го истребительного авиакорпуса Московской зоны ПВО.

Член ВКП(б) с 1941 г.

11.08.41 г. в 9.30 лейтенант Катрич на истребителе МиГ-3 в паре с лейтенантом Медведевым М.И. вылетел на перехват вражеского разведчика Do.215 идущего курсом на Бологое. Вскоре у ведомого перегрелся двигатель, и он был вынужден вернуться на аэродром. Тогда Катрич продолжил погоню в одиночку. Не дойдя до Бологого, противник развернулся и пошёл вдоль железной дороги Москва-Ленинград. Катрич настиг его над Осташковым на высоте около 9000 м, с расстояния 100 м открыл огонь, поджег один из двигателей и поразил стрелка. И тут у него оказали пулеметы. Тогда он решил таранить вражеский самолет. Сблизившись с бомбардировщиком, Катрич винтом повредил его стабилизатор. Самолёт противника свалился на крыло и пошёл вниз. Вскоре он врезался в землю возле села Старица и сгорел. Экипаж погиб. Лейтенант Катрич благополучно приземлился на свой аэродром. Единственным повреждением истребителя оказались погнутые концы двух лопастей винта. Это был первый высотный таран.

Генерал-полковник авиации Катрич вспоминает: «В тот день, 11 августа 1941 года, мне повезло четырежды…

В первый раз мне повезло, когда, идя на излюбленной для «мига» высоте около восьми тысяч метров, заметил тянущийся с запада на восток белый шлейф от идущего надо мной самолета. Здоровье позволяло мне тогда летать без кислородной маски и повыше. Я нагнал его, забравшись на девять тысяч метров…

Второе везенье – солнышко светит мне в затылок… Они меня не видят, а я наблюдаю и делаю вывод: снимают, гады, на фотокамеру железную дорогу Москва-Ленинград. А по ней – эшелон за эшелоном, а при той ясной погоде – и эшелоны, и все узловые станции как на ладони. Не встреть я этого «фотографа» - придет следом косяк бомберов, разбомбят!

Третье везенье – первой же очередью я поразил их стрелка, и один мотор задымил. Они – в драп. Я следом, жму на гашетки, а пулемет заклинило! Боеприпас есть – на земле потом проверил всенародно, - пулеметы молчат. В подобные моменты такая страшная злость охватывает, что ни о чем другом не думаешь, кроме одного – сбить!..

И везет мне в четвертый раз: таранил – и остался жив!

Думаю, помогла выучка парадов на Красной площади, когда мы шли точно на метр друг от друга, вырисовывая в небе сложные фигуры.

Ну, а как провести удар, чтоб живым остаться, я теоретически знал и не раз прикидывал еще на земле, как многие наши летчики, свои действия. Произвел расчет скоростей, зашел сверху справа, чтобы под его обломки не попасть, и рубанул винтом по стабилизатору.

Скрежет металла. Тряхнуло меня. Мотор издал какой-то надсадный рев. Все…

Он пошел вниз, а я отслеживал внимательно место его падения, у нас ведь в ВВС на слово не поверят, вещественное доказательство – рухнувший самолет врага – потребуют. Он грохнулся, как я определил по карте, на окраине города Зубова, при впадении в Волгу реки Вазузы.

А я на своем еле дышащем моторе «мигаря», не любящего крутые пике, осторожно дотянул до родного поля в Мигалово под Калинином и сел как положено».

12.09.41 г. в воздушном бою на дальних подступах к Москве лейтенант Катрич вторично применил таран и уничтожил бомбардировщик противника. Произвёл посадку на своём аэродроме.

17.10.41 г. он сбил бомбардировщик Не.111.

27.10.41 г. сбил истребитель Bf.109.

28.10.41 г. лейтенанту Катричу Алексею Николаевичу было присвоено звание Герой Советского Союза. Ему была вручена медаль «Золотая Звезда» № 549.

29.10.41 г. у Ново-Петровского он сбил бомбардировщик Ju.88.

Летом 1942 г. капитан Катрич был назначен комэска 12-го гвардейского истребительного авиаполка.

Вспоминает один из его однополчан Н.Н. Штучкин: «Катрич был спокойным, уравновешенным, волевым человеком. Выше среднего роста, строен, подтянут, атлетически сложён. Всё гармонировало в нём: чёрные волнистые волосы, голубые глаза, улыбка на смуглом лице. И ещё, что заметили сразу - удивительная скромность этого человека. Просто, обычно вошёл он в наш коллектив, хотя гордиться ему было чем. Некоторые даже думали: «Не успел ещё загордиться, только назначили на новую должность». А потом узнали: он пришёл к нам не с повышением, а с понижением. Ещё до прихода к нам командовал эскадрильей, был заместителем командира полка, потом его назначили на должность инспектора по технике пилотирования авиационного соединения.

Но лётчику трудно не летать. Вместо аэродрома - штаб, вместо кабины истребителя - кабинет и бумаги. Ни боевого дежурства, ни вылетов по тревоге. И Катрич стал добиваться возвращения на фронт. Поскольку его должность была уже занята, ему предложили командование эскадрильей в нашем 12-м гвардейском авиаполку».

В сентябре 1942 г. полк был перевооружен на истребители Як-7.

С июня 1943 г. имел на вооружении Як-1, а позже получил Як-9.

Летом 1943 г. гвардии капитан Катрич получил самолёт Як-1, построенный на средства председателя колхоза «Чапаевец» Саратовской области И.Д. Фролова.

На этой машине гвардии капитан Катрич одержал ещё несколько побед.

Однажды капитан Катрич и старший лейтенант Крюков вылетели на перехват. Следуя целеуказаниям с КП, они заметили в чёрном небе выхлопные огни моторов. Катрич остался справа, ведомому приказал зайти для атаки слева. Через несколько минут бомбардировщик огромным горящим метеором прорезал ночное небо.

На следующий день колхознику И.Д. Фролову было отправлено такое письмо - рапорт: «Дорогой Иван Дмитриевич! Сообщая вам, что боевой счёт на вашем самолёте открыт. Вместе с моим товарищем Крюковым, летающим на самолёте, подаренном ему колхозниками Дурасовского района Саратовской области, мы сбили вражеский бомбардировщик «Юнкерс-88». Пусть это будет не последний фашистский самолёт, уничтоженный нашими общими усилиями».

6.08.43 г. четвёрка истребителей 12-го гиап ПВО, возглавляемая гвардии капитаном Катричем, выполняя боевую задачу по прикрытию сухопутных войск в границах Московской армии ПВО, вступила в ночной бой с восемью бомбардировщиками Ju.88 и вынудила их сбросить бомбы на позиции своих войск. Советские лё тчики сбили один и подбили другой бомбардировщик, а сами без потерь возвратились на аэродром.

С августа 1944 г. по февраль 1945 г. 12-й гиап ПВО входил в состав 318-й иад ПВО.

Войну гвардии майор Катрич закончил в должности заместителя командира полка.

Всего за время войны он совершил более 250 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 5 самолётов противника лично и 9 в группе.

После войны командовал авиаполком, а затем дивизией.

В 1950 г. окончил с отличием Краснознамённую Военно-воздушную академию, в 1959 г. - Военную академию Генерального штаба.

Был командующим Воздушной армией, а затем заместителем Главкома ВВС по боевой подготовке.

В 1965 г. ему было присвоено звание «Заслуженный военный лётчик СССР».

В 1972 г. генерал-полковник авиации Катрич был назначен 1-м заместителем министра Гражданской авиации.

Жил в Москве.

Похоронен в Москве, на Троекуровском кладбище.

Источник: peoples.ru

© Кумир.Ру